LIB.UZ - цифровая библиотека Узбекистана, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UZ-80
Автор(ы) публикации: Г. Е. Марков

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

XIX век имел особое значение в истории туркменского народа. В этом столетии произошел окончательный переход подавляющей части туркменских племен от кочевого скотоводства к оседлому земледелию и завершилось сложение их территориальных групп. XIX век ознаменован также все более тесными и объективно прогрессивными связями с Россией, особенно после того, как в ее состав вошла часть областей, населенных туркменами. Эти процессы оказали огромное воздействие на все стороны их жизни и способствовали их национальной консолидации, стимулировали развитие местной экономики и социальных отношений, а в конечном счете стали важной предпосылкой будущего формирования социалистической нации и социалистического образа жизни туркмен 1 .

Образ жизни, общий для всех туркмен, сложился в ходе формирования туркменской народности еще в предмонгольское и послемонгольское время. Вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции туркмены, не имея собственной государственности, представляли собой территориально и политически разобщенные группы. Начиная от эпохи средних веков туркменам непрерывно приходилось бороться за независимость против соседних феодальных государств, стремившихся ограбить и поработить, а также использовать их как военную силу. Большая часть туркмен долго вела кочевое скотоводство, что и определяло их образ жизни. Только с XV в. туркмены постепенно стали переходить к оседлости; этот процесс растянулся на столетия и завершился уже в советское время. Туркмены существенно отличались от соседей по материальной и духовной культуре: типам жилищ и поселений, национальному костюму и украшениям, изделиям домашних производств, семейно-брачным обычаям, формам народного творчества. Кроме того, в каждом из оазисов, где поселялись туркмены, на них оказывали дополнительное воздействие господствовавшие там социально-экономические и политические условия жизни и культурно-бытовые традиции. Это приводило к возникновению известных различий в некоторых сторонах жизнедеятельности территориальных групп туркменского народа 2 .


1 См.: История Туркменской ССР. Т. I, кн. 2. Ашхабад. 1957; История Туркменистана. Ашхабад. 1966; Оразов А. Хозяйство и культура населения Северо-Западной Туркмении в конце XIX - начале XX в. Ашхабад. 1972; его же. Социалистические преобразования в материальной культуре Туркменистана. В кн.: 50 победных лет. Ашхабад. 1974; Марков Г. Е. Развитие культуры и быта туркменского народа за годы Советской власти. - Вестник МГУ, серия История, 1972, N 6; Агаджанов С. Г., Каррыев А. К., Росляков А. А Вопросы этногенеза туркменского народа (краткий исторический обзор). В кн.: Вопросы этногенеза туркменского народа. Ашхабад. 1977; Нурмухамедов К. Этническая консолидация туркмен в рамках СССР. В кн.: Этнические процессы и хозяйство туркмен конца XIX - начала XX в. Ашхабад. 1982.

2 См. подробнее: Росляков А. А. К вопросу об этногенезе туркмен. - Известия Туркменского филиала АН СССР, 1950, N 5; его же. Краткий очерк истории Туркменистана. Ашхабад. 1956; Бартольд В. В. Очерк истории туркменского народа. Соч. Т. 2, ч. 1. М. 1963; Агаджанов С. Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии в XI-XIII вв. Ашхабад. 1969; Аннаненесов М. Хозяйство туркмен в XVIII-XIX вв. Ашхабад. 1972; Марков Г. Е. Качественные показатели советского образа жизни и сближение жизненных укладов. В кн.: Проблемы планомерного развития системы производственных отношений. М. 1981.

стр. 84


Первые упоминания средневековых восточных источников о туркменах относятся к концу I тыс. н. э. Однако до эпохи монгольских завоеваний сведения о них носят полулегендарный характер. Одни племена распались в ходе бурных событий или сливались с иными этническими группами, другие покинули Среднюю Азию. Бесспорно, однако, что предки современных туркмен были в подавляющем большинстве кочевниками, а судьба их была тесно связана с историей соседних оседло-земледельческих государств 3 . Основные области расселения туркмен в послемонгольское время - это Мангышлак и п-ов Бузачи, районы нынешней Западной и Юго-Западной Туркмении, прилегающие равнины и горы Северного Хоросана. Там они вели кочевое скотоводческое хозяйство, занимались также подсобным земледелием и домашними промыслами, вели бесконечные войны за независимость с властителями Ирана, Хивы и Бухары, совершали ответные набеги на земледельцев 4 .

Вследствие ряда социально-экономических, политических и экологических причин часть туркмен в XVI в. покинула исконные места обитания и переселилась в сугубо земледельческие области. Этот процесс продолжился в XVII-XIX вв. и привел к формированию нескольких территориальных групп туркмен и переходу большей части их к оседлому земледелию. К XVI-XVII вв. в ходе миграций и оседания ряда туркменских племен на землях Бухарского ханства, по берегам среднего течения Амударьи сложилась восточная группа туркмен. К XVII-XVIII вв. на окраинах Хивинского ханства, на правом и левом берегах Амударьи стали расселяться племена, составившие северную группу туркмен. В XVIII и XIX вв. происходили значительные переселения туркмен из Прикаспия в Ахал и Мерв, где сложились их южная и юго-восточная группы 5 . Отдельные племенные подразделения туркмен и в начале XX в. продолжали кочевать. К тому же сложение территориальных групп не привело к окончательной стабилизации мест обитования и состава этих групп, особенно в Хиве, где их вынуждали к тому насилия и вымогательства местных властей.

В целом процесс расселения в XVI-XIX вв. привел тем не менее к кардинальным изменениям в хозяйстве большей части туркмен и существенно сказался на их образе жизни. Поселяясь на землях Хивинского и Бухарского ханств, туркмены оказывались под властью ханов, стремившихся закабалить их и принудить к покорности. Между тем длительное обитание туркмен по Средней Амударье привело к победе у них земледельческой оседлости и как следствие - к исчезно-


3 Якубовский А. Ю. Вопросы этногенеза туркмен в VIII-X вв. - Советская этнография, 1947, N 3, с. 54 ел.

4 КаррыевА., Мошкова В. Г., Якубовский А. Ю., Насонов А. Н. Очерки из истории туркменского народа и Туркменистана в XIII-XIX вв. Ашхабад. 1954.

5 Нурмухамедов К. Из истории формирования туркменского населения Ахала. - Известия АН ТССР, серия общественных наук, 1960, N5; его же. Этнические и территориальные группы населения Ахала в конце XIX - начале XX в. -Там же, 1962/ N 2; Оразов А. К вопросу о земледелии прибалханских туркмен в конце XIX - начале XX в. - Там же, 1960, N 1; его же. Расселение и этнический состав прибалханских туркмен в конце XIX -начале XX в. -Вестник МГУ, серия История, 1961, N 6; его же. Материальная культура прибалханских туркмен в конце XIX - начале XX в. В кн.: Исследования по этнографии туркмен. Ашхабад. 1965; Д ж и киев А. Туркмены юго-восточного побережья Каспийского моря. Ашхабад. 1961; его ж е. К истории расселения туркмен- салыров в XVI - начале XX б. В кн.: Исследования по этнографии туркмен; его же. Этнографический очерк населения Юго-Восточного Туркменистана Ашхабад. 1972; его же. Очерк этнической истории и формирования населения Южного Туркменистана. Ашхабад. 1977; его же. Народные предания о происхождении туркмен. Ашхабад. 1977; ДжикиевА., Мамедиев Я. Расселение закаспийских туркмен в конце XIX - начале XX в. В кн.: Этнические процессы и хозяйство туркмен конца XIX - начала XX в.; Марков Г. Е. Очерк истории формирования северных туркмен. М. 1961; Винников Я- Р. Родоплеменной и этнический состав населения Чарджоуской области ТССР. - Труды Института истории, археологии и этнографии АН ТССР, 1962, т. VI; его же. Хозяйство, культура и быт сельского населения Туркменской ССР. М. 1969; Ниязклычев К Этнические связи туркмен-човдуров с народами Дешт-и-Кипчака (по данным материальной культуры). В кн.: Проблемы этногенеза туркменского народа. Ашхабад. 1977; Бабаджанов Р. К вопросу расселения туркмен Тедженского оазиса в конце XIX - начале XX в. В кн.: Этнические процессы и хозяйство туркмен конца XIX - начала XX в.; Konig W. Die Achal-Teke. Brl. 1962.

стр. 85


вению былой военной организации, к существенному уменьшению племенной воинственности. Эрсари и другие, ставшие постоянными жителями Бухарского эмирата, подчинились его административным установлениям. Его власти жестоко эксплуатировали их, равно как узбекское население.

Иначе выглядела картина взаимоотношений туркмен с Хивой. Сильные племена иомутов, имрели, карадашлы, чоудоров и др. относительно поздно осели на ее окраинах. Они получали там "атлычные" земли на условиях несения военной службы. Взамен ханы обязались орошать водой туркменские земли и не взимать с них налогов и поборов. Однако главная цель феодальных владетелей заключалась в полном подчинении туркмен, чего они пытались достичь как военными, так и экономическими мерами. Вопреки заключенным соглашениям власти Хивы не обеспечивали орошения земель, препятствовали торговле туркмен на хивинских базарах, занимались вымогательством, разжигали рознь между туркменами и другими жителями ханства. Окраинное расселение туркмен и их традиционная воинственность позволяли им бороться с хивинскими властями несмотря на то, что их селения и кочевья подвергались огню и разграблению. Вследствие непрерывных столкновений сумели прочно осесть на землях Хивы лишь отдельные и малочисленные племенные группы, покорившиеся ее властям. Крупные племена, особенно иомуты и имрели, по- прежнему вели упорную борьбу с ханским правительством, и это препятствовало прочной оседлости. Вот почему в их хозяйстве и быту сохранялось больше кочевнических черт, чем у бухарских туркмен.

Своеобразным было формирование южной группы туркмен. В отличие от бухарских и хивинских туркмен, получивших зшлю от феодальных владетелей, крупнейшее южное племя теке осело в области, где противоборствовали Иран, Хива и Бухара. Там не существовало твердой государственной власти. В оазисах Южной Туркмении обитали также в XVIII-XIX вв. мелкие оседло- земледельческие племена туркмен и небольшие группы курдов, белуджей и пр. Текинцы, захватив без особого труда их земли в Ахальском и Атекском оазисах, стали переходить к оседлости и земледелию, хотя и сохранили сильные кочевые традиции. Другое крупное племя, сарыки, прошли, как и часть текинцев, далее на восток к Мургабскому, Иолотанскому и Пендинскому оазисам. Там после длительной междоусобицы почти все текинцы осели на землю, а сарыки долго сочетали земледелие с кочевым скотоводством. Наконец, практически неизменным оставался образ жизни у кочевых западных туркмен, которые не входили тогда в сферу влияния какого-либо государства 6 .

Туркмены издавна стремились к установлению тесных отношений с Россией и не раз направляли к русскому двору посольства c просьбой о принятии их в русское подданство. Но с середины XIX в., когда началось присоединение Средней Азии, ситуация несколько осложнилась. Широкие народные массы продолжали стремиться к союзу с Россией, усматривая в ней реальную защиту; многие же местные предводители заняли по отношению к России враждебную позицию, ибо они боялись лишиться единоличной власти над народом, выгод от работорговли и грабительских набегов. Немаловажную роль в разжигании антироссийских настроений сыграли английские эмиссары, подвизавшиеся в окружении племенных вождей. Однако усилия этих агентов и происки ханов с целью втянуть туркменский народ в войну с Россией оказались тщетными. Народные массы не поддержали своих предводителей в их сопротивлении русским войскам в Ахале, а Западная и Юго-Восточная Туркмения добровольно присоединились к России. Положительно отнеслись к акту присоединения к России и туркмены правого берега низовьев Амударьи 7 .


6 Народы Средней Азии и Казахстана. Т. 1. М. 1962; Язлыев Ч. Этническая история туркмен-сарыков в XVI-XX вв. - Вестник МГУ, серия История, 1973, N 2; Нурмухамедов К. Этнические процессы и расселение туркмен в XVII-XIX вв. Ашхабад. 1979; Markov G. Aus der Geschichte der Nordturkmenen. Tl. I. - Ethnographisch-archaologische Forschungen, Brl., 1959, Hf. 6.

7 Подробнее см.: Тихомиров М. Н, Присоединение Мерва к России. М. 1960; Присоединение Туркмении к России. Ашхабад. 1960; Русско-туркменские отношения в XVIII-XIX вв. Ашхабад. 1963.

стр. 86


Присоединение Средней Азии к России имело неодинаковые последствия для разных групп туркмен. Сугубо положительным оно было для туркмен Закаспия и правого берега низовьев Амударьи, включенных в состав Туркестанского генерал-губернаторства. Тут установились мир и спокойствие; с населения собирались умеренные налоги, которые шли главным образом на местные нужды. Были предприняты частичные меры по интенсификации хозяйства, развивались товарно-денежные отношения. Однако одновременно, как и во всей России, шло обнищание народных масс и усиливалось социальное расслоение, а эксплуатация со стороны местных богатеев становилась все более жестокой. Для бухарских туркмен установление российского протектората имело определенные социально-экономические последствия: развитие торговли и предприятий стимулировало товарно-денежные отношения и одновременно углубляло социальное расслоение.

Неблагоприятная ситуация сложилась для хивинских туркмен. Если ранее правители ханства были заинтересованы в них как в военной силе, то с установлением российского протектората нужда в этом отпала и ханские власти вообще перестали выполнять условия договоров о поддержании в порядке туркменских оросительных систем. Одновременно те же власти предприняли решительные шаги к превращению туркмен наряду с узбеками в податное население, после чего обычные столкновения между туркменскими и хивинскими отрядами перешли в открытые военные действия. Многие туркмены рассчитывали, что приход русских войск в оазис прекратит злоупотребления властей. Но хивинское правительство сумело обманным способом убедить русское командование, что виновниками "беспорядков" в ханстве были именно туркмены. Плохо разбиравшиеся в местных условиях и раздраженные вызывающими действиями реакционных вождей царские власти оказались втянутыми в борьбу между хивинскими ханами и населением, после чего русские войска неоднократно использовались для подавления туркменских восстаний. В результате положение хивинских туркмен ухудшилось.

Наконец, сравнительно небольшое воздействие оказало присоединение Средней Азии к России на племенные группы, продолжавшие кочевать в отдаленных местностях 8 .

До XIX в. большинство туркмен стали оседлыми и занимались земледелием. Однако кочевые традиции были еще сильны 9 . Местные скотоводы издавна кочевали на относительно небольших пастбищных просторах степей и пустынь. Скот был у них семейной собственностью, свободно отчуждался и представлял собой капитал. Стада никогда не находились у кочевников в монопольной собственности каких-либо сословий или социальных прослоек. Не составляли сословной монопольной собственности и пастбища, ибо кочевничество возможно только при наличии больших просторов. Пастбища считались ничьими, а если богатые скотоводы использовали для своих стад лучшие участки, это еще не создавало специфических поземельных отношений, не закрепляло юридически пастбища за их пользователями и оставалось временным явлением. При неустойчивости скотоводческого хозяйства бай или предводитель, лишавшийся скота, терял и право на преимущественное пользование пастбищами. Никаких принципиальных изменений не произошло и к началу XX в., хотя неуклонно шел процесс разорения скотоводов, вследствие чего все большее их число обращалось к земледелию 10 .

В XIX в. колодцы либо находились в общем пользовании, либо строились группой скотоводов, которые тоже не получали на них права собственности и лишь


8 Карпов, Батцер. Хивинские туркмены и конец Кунградской династии. Ашхабад. 1930; Markov G. Aus der Geschichte der Nordturkmenen. Tl. 2. - Ethnographisch-arhaologische Zeitschrift, Brl., 1961, Hf. 2.

9 Хуммиев Б. Организация скотоводческого хозяйства туркмен в конце XIX- начале XX в. В кн.: Этнические процессы и хозяйство туркмен конца XIX - начала XX в.

10 Оразов А. Некоторые вопросы скотоводческого хозяйства в Северо- Западной Туркмении в конце XIX - начале XX в. - Труды Института истории, археологии и этнографии АН ТССР, 1962, т. VI; его же. Хозяйство и основные черты общественной организации у скотоводов Западной Туркмении в XIX - начале XX в. М. 1964; его же. Хозяйство и культура населения Северо-Западной Туркмении в конце XIX - начале XX в. Ашхабад. 1972; Марков Г. Е. Кочевники Азии. М. 1976.

стр. 87


имели преимущества при водопое скота. Но возрастание экономической и социальной дифференциации в туркменском обществе с конца XIX в. привело к появлению крупных байских земледельческо-скотоводческих хозяйств. В оазисах бедняки обрабатывали землю богачей, а в пустыне пасли байские стада, для которых сооружались специальные колодцы. Такие колодцы рассматривались теперь как частная собственность. Это до известной степени распространилось и на прилегавшие к колодцам пастбища, ибо пользоваться ими, не имея возможности напоить скот, было невозможно. Основная масса кочевников состояла из средних по зажиточности хозяйств, и на них, пока они не разорялись, эти явления мало влияли. А по мере разорения они переходили к оседлости. Во второй половине XIX в. кочевыми оставались немногие туркменские группы. К их числу принадлежали большинство прикаспийских иомутов, немногие хивинские иомуты, имрели, часть атинцев правого берега Амударьи и сарыков в Юго-Восточной Туркмении 11 . У большинства же скотоводство сохранялось в отгонной или стойловой формах.

Туркмены разводили главным образом овец, в небольшом количестве - коз, в качестве гужевых животных - лошадей и верблюдов. С постепенным сокращением кочевничества количество верблюдов уменьшалось. Лошади использовались только для верховой езды и особенно ценились. Для них заготавливали корм и не пускали на вольный выпас. Разводились преимущественно местные породы скота: овцы, одногорбые верблюды, скаковые кони текинской и иомутской пород. К концу XIX в., по мере развития рыночных отношений, получило начальное распространение разведение особых пород овец на каракуль. От овец получали также мясо, шкуры и шерсть. Из шкур делали шапки, зимнюю одежду. Шерсть использовали для изготовления знаменитых туркменских ковров, войлоков, вязаных вещей. Коз ("овец бедняков") разводили на мясо. Козлы использовались также вожаками овечьих отар. Верблюдов использовали разнообразно - для переездов, для получения мяса и молока (из последнего приготовляли различные кисломолочные продукты, в частности излюбленный туркменами напиток "чал"). Как и овец, верблюдов стригли дважды в год, а их шерсть шла на изготовление особо плотной ткани для мужских халатов - обязательной принадлежности каждого воина-всадника.

Порядок кочевания, сложившийся у туркмен еще на ранних этапах их истории, оставался почти неизменным до XX века. Оно осуществлялось двумя способами: "меридиональным" и "стационарным". В первом случае скотоводы проводили зиму на юге, а с наступлением жары перекочевывали в более прохладные области, передвигаясь за год не более чем на 200 - 300 км, а обычно - на меньшие расстояния. К концу XIX в. "меридиональное" кочевание сохранялось только у некоторых иомутов в Прикаспии. Вследствие сокращения кочевничества сложился второй способ, при котором передвигались лишь на расстояние до нескольких десятков километров. Кочевание включало четыре цикла: летний, осенний, зимний и весенний. Их характер зависел от природных условий и существенно различался по районам. В принципе каждая группа кочевала вокруг определенных колодцев, находившихся в племенном пользовании. При относительной малочисленности населения проблем при этом не возникало. В годы неурожаев трав картина резко менялась: племенная принадлежность пастбищ и колодцев переставала соблюдаться, и принимались все меры, чтобы спасти скот от бескормицы, а пользование в голодные годы чужими колодцами или пастбищами особо предусматривалось обычным правом.

В южной части Туркмении, в Ахальском и Атежском оавгасах туркмены к середине XIX в. были преимущественно оседлыми и занимались животноводством в отгонной форме. Для Каракумов было характерно сокращение самостоятельно кочующего населения и увеличение размеров байских стад, хозяева которых постоянно жили в оазисе. Из-за неустойчивости туркменского земледельческого хозяйства в Хивинском ханстве большое значение там сохраняло скотоводство и в кочевой и в отгонной форме. Постоянных кочевников оставалось немного, но в годы, когда вследствие поражений от хивинских войск туркменам приходилось бросать свои


11 Язлыев Ч. Хозяйство и общественная организация туркмен-сарыков Иолотанского оазиса в конце XIX - начале XX века. Автореф. канд. дисс. М. 1973.

стр. 88


земли, основные средства существования они опять добывали скотоводством, кочуя со скотом вне пределов досягаемости ханских властей. Схожим было кочевание сарыков в Юго-Воеточной Туркмении. Лето они проводили невдалеке от р. Мургаб, зимой откочевывали в степь 12 .

Таким образом, большая часть туркмен сочетала кочевое и отгонное скотоводство с оазисным земледелием. Только отдельные группы, главным образом в Прикаспии и частично сарыки, еще практиковали скотоводство как основной вид занятий. Но и те, кто сохранял кочевой образ жизни, занимались подсобным земледелием. Оно велось летом на небольших участках. Для орошения использовалась вода колодцев, а в предгорьях - горных ручьев. Возделывались овощи и бахчевые культуры. Большую часть растительных продуктов скотоводы покупали или выменивали у жителей оазисов. Ограниченное значение имела охота. Охотой на прилегающих к оазисам участках пустыни занималось и оседлое население. У кочевников охота была распространеннее, чем у оседлых. Хотя профессиональных охотников среди туркмен имелось мало, почти все мужчины владели охотничьими навыками. Традиционные приемы передавались из поколения в поколению, постепенно совершенствуясь.

В XIX в. основным охотничьим оружием были ружья, нередко кремневые или пистонные, а также капканы и разного рода ловушки. Широко использовались охотничьи собаки - тазы (местная разновидность борзой) и ловчие птицы, чаще всего соколы. Били и ловили джейранов, зайцев, дроф, фазанов, горных куропаток. На последних охотились также, используя "перде" (щиток) - деревянный остов, обтянутый тканью, на которую нашивались пестрые обрезки лент. В щитке имелись прорези для глаз и ружья. Охотник, укрываясь за ним, беспрепятственно подходил к куропаткам, которые пасутся группами. Птицы сами шли на человека, так что одним-двумя выстрелами он убивал сразу несколько куропаток. Объектами охоты были также лисы и волки. Их загоняли верхом, а когда они теряли силы, добивали. Реже охотились на крупных опасных хищников (в горных областях Южной Туркмении водились тигры и барсы; тигры нередко встречались ранее в тугаях - зарослях рек) и чаще - на кабанов, водившихся в камышах на заболоченных участках, но не с целью добычи мяса, считавшегося у мусульман "нечистым", а для уничтожения животных, чтобы они не вредили посевам. Прикаспийские туркмены занимались рыбной ловлей 13 .

Что касается разделения труда у скотоводов, то оно регламентировалось по полу и возрасту. Работы по выпасу и уходу за скотом оставались мужским делом, причем трудовые затраты были сравнительно невелики. Стадо овец из 400 - 600 голов пасли пастух с подпаском. Мужчины дважды в год проводили стрижку и разыскивали заблудившихся животных. Более трудоемким было рытье колодцев. Но кочевники пользовались преимущественно старинными источниками, а новые сооружали обычно баи, используя наемную рабочую силу. Шорные работы, починку инвентаря и т. п. осуществляли тоже мужчины. Мужским занятием было и военное дело. В дореволюционной литературе вооруженные набеги туркмен - аламаны тенденциозно трактовались лишь как грабительские предприятия. В действительности дело обстояло сложнее. Существовали различные виды аламанов, и вызывались они тоже разными причинами. Часто они служили актами возмездия за нападение соседних феодалов и преследовали цель вызволить из неволи захваченных в плен соплеменников и вернуть похищенное имущество. Случались, конечно, и грабительские набеги, но с местной спецификой: главное участие принимали в них юноши


12 Овезбердыев К. Материалы по этнографии туркмен-сарыков Пендинского оазиса. - Труды Института истории, археологии и этнографии АН ТССР, 1962, т. VI; Марков Г. Е. Некоторые проблемы этнографии иолотанских туркмен. В кн.: Очерки по истории хозяйства и культуры туркмен. Ашхабад. 1973; Марков Г. Е., Язлыев Ч. Я. "Нравы и обычаи туркмен-салыр" - забытый источник по социально-экономической истории и этнографии Юго-Восточной Туркмении. - Вестник МГУ, серия История, 1977, N 1.

13 Джикиев А. Туркмены юго-восточного побережья Каспийского моря. Ашхабад. 1961; А та ев К. Охота у туркмен Ахала в конце XIX - начале XX в. - Известия АН ТССР, серия общественных наук, 1965, N 5.

стр. 89


из бедных семей, нуждавшиеся в средствах для выплаты за невесту брачного калыма. Зажиточные люди избегали набегов, опасаясь потерять при ответных действиях свои стада. Но они извлекали из аламанов выгоду, давая неимущим в долг лошадей, сбрую и оружие, за что получали долю добычи 14 . Не следует преувеличивать значение аламанов: они ниюогда не были у туркмен существенным видом занятий.

Обязанности женщин у скотоводов были очень многообразны, особенно у замужних. Они вели домашнее хозяйство, ухаживали за детьми, изготовляли кисломолочные продукты, пряли шерсть, позднее - также хлопок и шелк, выделывали ткани, ковры и мелкие тканые изделия, валяли войлок, вязали носки, шили одежду, занимались разборкой и установкой юрт. Рабочий день туркменки начинался на рассвете и заканчивался ночью. Часть мальчиков- подростков принимала участие в пастьбе скота, остальные могли заниматься играми, а девочки помогали по хозяйству. Девушки были заняты изготовлением приданого: одежды, постели, ковров, кошмы. Мастерство девушки имело большое значение при выдаче ее замуж.

Традиции кочевой жизни в наименьшей степени проявлялись у давно осевших на землю обитателей берегов среднего течения Амударьи, земледельцев Южной Туркмении (анаули, мехинли, нохурли, али-эли) и Хивинского ханства (карадашлы, арбачи), однако в принципе все эти традиции оставались сходными.

Условия ведения земледельческого хозяйства были различными у разных групп туркмен, что объяснялось природными особенностями, местными обычаями и политической ситуацией 15 . Хозяйство жителей по Средней Амударье мало отличалось от хозяйства соседнего узбекского населения и велось в оазисно-ирригаци-онной форме. Поля орошались из арыков, берущих начало в реке. Возделывались зерновые, бахчевые и технические культуры, включая местные сорта хлопка, виноград, фруктовые деревья и тут (для разведения шелковичных червей). Животноводство имело место в ограниченных размерах. Разводили тягловый и мелкий рогатый скот.

Сложной была картина хозяйственной жизни хивинских туркмен как следствие неустойчивости их политического положения. Ханы отводили им землю (на окраинах оазисов), за что те обязывались нести военную службу, получая в держание атлык - участок, выделявшийся на большую семью или даже на племенное подразделение. Местные власти обязывались очищать силами хивинцев туркменские оросительные системы, но плохо соблюдали обязанность еще и до 1873 г., а после установления вассальной зависимости Хивы от России вовсе нарушили ее. Слабые северные племена полностью подчинились ханским властям, прочно осели на землю и приобрели хозяйство, сходное с распространенным по Средней Амударье и у хивинских узбеков. Что касается сильных племен, прежде всего иомутов, то их земледельческое хозяйство не было устойчивым и страдало от отсутствия воды для орошения полей и от постоянных военных столкновений. То и дело поля пересыхали, т. к. хивинские власти перекрывали ток воды и не заботились о состоянии ирригационных систем. Тогда туркмены страдали от жестокого голода и бывали вынуждены продавать домашнее имущество, а во время военных столкновений зачастую бежали в пустыню и вновь обращались к кочевому скотоводству.

Помимо ведения оазисной формы земледелия с искусственным орошением, часть северных туркмен вела полуоседлое "озерное" земледелие. Почти ежегодно после разливов Амударьи на границах оазисов и пустыни образовывались большие водоемы, увлажнявшие прибрежные земли; на них-то и занимались земледелием. Но разливы были нерегулярными, и озера образовывались в разных местах, вследствие чего происходила смена полей. У северных туркмен значительное распрост-


14 Росляков А. А. К истории военного искусства туркмен (организация преследования в войнах туркмен XI-XII вв.) -Труды Ашхабадского пединститута, 1947, вып. 1; его же. Основные черты военной системы взаимоотношений степняков. - Известия Туркменского филиала АН СССР, 1951, N 2; его же. Аламаны. - Советская этнография, 1955, N 1; Дурдыев М. Б. Пограничные и охранные отряды у туркмен Ахала в конце XIX и начале XX в. - Известия АН ТССР, серия общественных наук, 1970, N 3.

15 Подробнее см.: Марков Г. Е. Оседание кочевников и формирование у них территориальных общностей. - Расы и народы, 1974, N 4.

стр. 90


ранение наряду с продовольственными имели технические культуры: масличные, табак, хлопок. До 1873 г. разводились местные, малоурожайные сорта хлопка. Позднее в связи с запросами российской промышленности большее распространение стали получать высокоурожайные американские сорта, которые шли на продажу и перерабатывались на хивинских хлопкоочистительных заводах узбекских и русских предпринимателей. На окраинах ханства туркмены разводили зерновые и бахчевые культуры. Собственного хлеба им не хватало, и они покупали или выменивали его на базарах. В большей мере, чем у кочевников, были распространены у земледельцев домашние производства, превращавшиеся постепенно в ремесло: кузнечное дело, обработка дерева. Однако керамические изделия, оружие, орудия труда и украшения покупались преимущественно на базарах 16 .

Различными были также условия ведения оазисного ирригационного хозяйства в Южной и Юго-Восточной Туркмении. В Ахальском и Атекском оазисах поля орошались из небольших речек, ручьев и кяризов - подземных водосборных галерей, из которых выводились в предгорьях на поверхность грунтовые воды. В Мургабском, Иолотанском, Серахском и Пендинском оазисах основой водоснабжения служили реки Мургаб и Теджен, несшие много воды, но пересыхавшие в засушливое время года, особенно при неумеренном использовании воды иранскими земледельцами. В Южном Туркменистане поля располагались среди оазисов между горами Копет-Даг и пустыней. Воды для орошения было мало, обрабатывалась незначительная часть годной под посевы земли. Цену в оазисах имела только орошенная земля, прочая служила в лучшем случае пастбищем для скота, содержавшегося возле поселений. В Юго- Восточной Туркмении поля обрабатывались по берегам рек и орошались арыками. Существовала еще богарная, бесполивная форма земледелия (от перс, бахор - весна). Она практиковалась в горах, где обрабатывалась пашня в расчете на орошение ее весенними дождями.

К концу XIX в. туркменское земледелие стало более интенсивным: зажиточные хозяйства заводят технические культуры, в первую очередь американские сорта хлопка и тутовое дерево. Но в целом хозяйство было отсталым и давало главным образом продовольствие для удовлетворения местных нужд. Кроме того, в Южной Туркмении велось в широких масштабах скотоводство в отгонной форме 17 .

Образ жизни земледельцев существенно отличался от скотоводческого. Земледельческие работы (пахота, ирригация, боронование, возделывание мотыгами огородов, посев и уборка урожая) были мужским делом, требовавшим немалого труда. Зато объем женских занятий был еще большим, чем у скотоводов, т. к. при возраставшей потребности в деньгах женщинам чаще приходилось заниматься рукоделием для изготовления предметов на продажу 18 . Многих затрат труда требовала и переработка продуктов земледелия. Но в отличие от скотоводов, где в хозяйственную деятельность было вовлечено все население, у земледельцев зажиточные хозяева .обычно землю не обрабатывали, а нанимали батраков. Земледельческий цикл требовал приложения труда в течение всего года. До начала пахоты чистили каналы и ремонтировали оросительные сооружения. Трудоемкой была пахота несовершенными орудиями на твердых глинистых почвах. Вплоть до коллективизации главными земледельческими орудиями были омач - деревянная соха с железным сошником, тяжелая мотыга на деревянной рукоятке и примитивная борона. Но и этих простейших орудий не хватало в хозяйстве. Значительное число бедных и середняцких семей брали их взаймы у зажиточных, за что выплачивали ощутимую долю урожая. После созревания посева зерновых велась ручная уборка, затем новая пахота с посевом. После осенней уборки урожая следовали очередная


16 Марков Г. Е. Из истории земледелия у северных туркмен. - Труды Института истории, археологии и этнографии АН ТССР, 1962, т. VI.

17 Марков Г. Е., Оразов А. О. Некоторые материалы по этнографии туркмен Западного Ахала. - Известия АН ТССР, серия общественных наук, 1973, N 3.

18 Пиркулиева А. Н. Домашние промыслы и ремесло туркмен долины Средней Амударьи во второй половине XIX-начале XX в. Ашхабад. 1973; Нурмухамедов К. Промысловое хозяйство туркмен в конце XIX - начале XX в. В кн.: Этнические процессы и хозяйство туркмен конца XIX - начала XX в.

стр. 91


очистка и ремонт оросительных систем. Короткая зима была занята переработкой полученных продуктов и ремонтом инвентаря.

Иными были у земледельцев производственные отношения и собственность на средства производства. Вода, главное условие земледелия в Средней Азии, являлась в Хиве и Бухаре собственностью хана. За пользование ею приходилось нести тяжелые повинности и выплачивать большие налоги. В Южном и Юго- Восточном Туркменистане вода до прихода русских находилась во владении племен и земледельческих общин. Такой порядок сохранился и позднее. Однако царская администрация изъяла некоторую часть воды и земли для устройства государевых имений. Но обычному праву туркмен, признававшемуся и царской администрацией, существовала общинная передельная и частная собственность на землю. В условиях феодальных государств верховным собственником ее являлся хан. В Южной и Юго-Восточной Туркмении до присоединения к России собственником земли были племена, после присоединения - государство.

Существовало множество разновидностей мюлька - частной собственности на землю. Мюльк возникал вследствие покупки, наследования, получения земли от властей за заслуги. Мюльком считались земли, орошенные водным источником и сооруженные отдельным лицом (в частности, при строительстве кяриза). С конца XIX в. наблюдается разложение племенной общинной собственности на землю и передельной системы, чему способствовало распространение технических культур, которые требовали вложения труда и капитала для улучшения земли. Переход от передельной системы к мюльку шел медленно. Сначала удлинялись интервалы между переделами, затем они вовсе прекращались. К началу XX в. передельная система стала редкостью, преобладала частная собственность на землю и воду 19 .

Своеобразный хозяйственный комплекс сложился у части прикаспийских туркмен - иомутов и чоудоров, обитавших на побережье Каспия, к югу от Красноводска. Наряду с традиционными скотоводством и вспомогательным земледелием они занимались рыболовством, добычей соли и нефти, которые вывозились с начала XIX в., главным образом в Иран, позднее в Россию. В 70-е годы XIX в. началась капиталистическая эксплуатация нефтяных месторождений. Компания Нобеля арендовала земли на о-ве Челекен и приступила к промышленной добыче нефти. Однако ни в то время, ни в начале XX в. она не получила большого развития. Рабочими на промыслах были главным образом выходцы из соседних областей и небольшое число туркмен. Тем не менее появление промышленных предприятий оказывало существенное воздействие на образ их жизни. Усиливались товарно-денежные отношения, теснее стали контакты с инонациональным населением. После присоединения Закаспия к России ускорилось социально-экономическое развитие края. Помимо нефти и соли, здесь добывались и другие полезные ископаемые: сера, стройматериалы. Создавались предприятия по первичной обработке сельскохозяйственного сырья. Принадлежали они, за отдельными исключениями, не туркменам. На них трудились к 1905 г. до 200 тыс. человек, среди которых были и туркмены. Постепенно складывались прослойки национального пролетариата и национальной буржуазии. Во многом способствовало этому и наличие Закаспийской железной дороги.

Значительная имущественная и социальная дифференциация существовала у туркмен еще в то время, когда они вели кочевой образ жизни. Однако при наличии прослойки предводителей, зажиточных скотоводов и духовных лиц большая часть населения обладала средними по зажиточности хозяйствами, что и было условием существования кочевого социального организма. С переходом к оседлости картина существенно изменилась, а в конце XIX в. сложился значительный и численно росший слой бедняков. Основными формами их эксплуатации были найм пастухов для сельскохозяйственных работ, а также использование традиций соседской взаимопомощи для получения даровой рабочей силы. Первоначально обычай отдавать скот на выпас почти не был связан с эксплуатацией. Но со временем бога-


19 Очерки истории земледелия и аграрных отношений в Туркменистане (с древнейших времен до присоединения к России). Ашхабад. 1971.

стр. 92


чи, отдававшие стада беднякам на выпас, стали эксплуатировать их как даровых пастухов.

Бухарские и хивинские туркмены испытывали двойной гнет: феодальных властей и собственных богачей. Несколько лучшим, но тоже нелегким было положение жителей Закаспия (Южная и Юго-Восточная Туркмения) и Правобережья низовьев Амударьи, где эксплуатация населения царской администрацией была умереннее, а прежние вожди потеряли власть после присоединения региона к России. Различны были и традиционные институты власти 20 . В Бухарском эмирате они почти исчезли к XIX в.; административные функции исполнялись чиновниками, опиравшимися на старейшин сельских общин. Иначе обстояло дело в Хивинском ханстве. По традиции каждое племя или его крупное подразделение возглавлялось вождем, осуществлявшим функции на основе решений маслахатов - племенных советов, состоявших из старейшин мелких племенных подразделений и глав семей. Но со временем власть вождей возрастала, а роль племенных советов уменьшалась. К началу XX в. некоторые вожди сосредоточили в своих руках при помощи реакционного мусульманского духовенства значительную власть и силой заставляли соплеменников или соседние слабые племена выполнять их волю. Такого рода действия встречали ожесточенный отпор со стороны менее влиятельных вождей, что вело к постоянным междоусобицам.

Кочевая племенная организация у туркмен не имела ничего общего с первобытной и основывалась на родственно-генеалогических связях, выражавших реальные хозяйственные и политические контакты. При отсутствии постоянной территории расселения представления об общих легендарных предках скрепляли племенные группы. При этом туркмены различали кровное родство и племенное. Недавние кочевники прочно сохраняли традиции племенной организации, ослабленной только в Бухарском эмирате, где административное деление строилось по мечетям-приходам. Однако и у земледельцев племенная организация оставалась существенным фактором образа жизни. У северных туркмен она была основой племенного ополчения - военной организации, усиливавшейся по мере обострения борьбы с ханством. У южных и юго-восточных туркмен племенная организация лежала в основе военной структуры еще до присоединения к России, а причиной ее сохранения была система племенного земле- и водопользования: земля и вода были поделены между племенами и их подразделениями, так что сложение соседских территориальных общин происходило на базе племенной организации; глава каждой общины являлся одновременно племенным старейшиной 21 . Эти племенные связи, необходимые для кочевой жизни, служили препятствием для прогрессивных социально-экономических процессов, привязывали человека к его племени, тормозили развитие новых отношений 22 .

Прочные традиции сохранялись в сфере семейных отношений, регулировавшихся не столько мусульманским (шариат), сколько обычным правом (адат) 23 . Существовало многоженство, но полигамия была доступна только зажиточной части населения, бедняки же порою вообще не имели жен. Богачи стремились как можно раньше женить сыновей, ибо землей наделялись только женатые мужчины, а женское рукоделье, особенно ковры, высоко ценилось на базарах. В начале XIX в. еще имели широкое распространение большие семьи. Но к середине столетия они


20 Дурдыев М. Б. Общественные институты туркмен Ахала в конце XIX - начале XX в. Автореф. канд. дисс. М. 1970.

21 Овезов Д. М. К вопросу о родовом строе геклен. - Известия АН ТССР, серия общественных наук, 1960, N 4; Иомудский С. Н. О пережитках родового быта у скотоводов Западной Туркмении в XIX в. - Советская этнография, 1962, N 4; Я злы ев Ч. Динамика племенной организации мургабских туркмен на рубеже XIX и XX в. В кн.: Этнические процессы и хозяйство туркмен конца XIX- начала XX в.

22 Марков Г. Е. Община у кочевников и сложение в ходе их оседания территориально-соседской общины. В кн. Этнические и историко-культурные связи тюркских народов СССР. Алма-Ата. 1976.

23 Дурдыев М. К вопросу о соотношении адата и шариата в туркменском праве в конце XIX - начале XX в. - Известия АН ТССР, серия общественных наук, 1969, N 1.

стр. 93


стали распадаться, образуя малые семьи, и к концу века неразделенные семьи сохранялись только у баев или крупных вождей. После женитьбы сыновья отделялись, а с родителями оставался младший сын, который наследовал хозяйство 24 .

Браки практиковались ранние. По местному образному выражению, если девочка не падает от удара шапкой, ее уже можно выдавать замуж. Вступление в брак сопровождалось выплатой за невесту калыма, гораздо более высокого, чем у других народов Средней Азии. Это затрудняло беднякам вступление в брак. Либо их семьи обменивались невестами без калыма, либо молодой человек долгие годы безвозмездно работал в хозяйстве отца невесты, отрабатывая калым. Нередко бедняк вступал в брак в 30 - 40 лет. Но и зажиточным хозяйствам было нелегко женить сына, ибо калым был настолько велик, что его удавалось собрать, да и то не сразу, с помощью родичей на условиях взаимной помощи. С этим, очевидно, связан обычай кайтармы (возвращения), когда молодая жена после бракосочетания возвращалась в родительский дом и жила там до тех пор, пока не выплачен калым, а молодой муж имел право посещать жену только тайно, при покровительстве тещи. Если его застигали мужские родственники невесты, то молодожену грозили побои. Кайтарма могла длиться несколько лет.

Брачный обряд у туркмен отличался сложностью, многоступенностью и тоже требовал значительных затрат. Пока родственники жениха собирали средства на калым, родные невесты готовили приданое. Каждая девушка должна была своими руками соткать ковровые изделия и другие детали убранства будущего семейного жилища. Заключение брака зависело от родителей, молодых о согласии не спрашивали. Нередко жених видел невесту только после завершения брака, который состоял в церемониях сватовства, празднества в доме невесты, ее переезда в дом жениха, где происходил главный пир, и обряда, во время которого невеста развязывала жениху кушак и снимала с него сапоги. Религиозный церемониал был несложен и состоял из нескольких молитв, которые читал ишан ("живой святой"). Обязательно соблюдалась племенная эндогамия. Самовольное нарушение этого обычая жестоко наказывалось 25 .

Отношения в семье были патриархальными. Все дела решал глава семейства, его слово было окончательным за исключением случая, когда женившийся сын, недовольный полученной долей отцовского хозяйства, мог согласно обычаю обратиться к старейшине и общественному мнению. Положение девушек в семье было относительно свободным, но они должны были беспрекословно повиноваться старшим. Однако как только девушка выходила замуж, ее положение в семье мужа становилось бесправным и жизнь - очень тяжелой. Первое время гелин (молодая жена) сидела в юрте за занавеской или в доме в отдельной комнате. Когда проходил определенный срок, на нее обрушивались вся тяжесть домашних дел, произвол мужа и его родителей. При старших и посторонних женщина закрывала рот краем яшмака (головного убора). С мужем, не называя его по имени, женщина могла говорить только наедине и шепотом. Обратиться с вопросом к старшим она могла только через детей. Даже в богатых семьях женщины вели полуголодную жизнь, доедая объедки с мужского стола. Обычным делом были побои мужа. Только в крайнем случае женщина могла обратиться за помощью к своим родственникам. Но те вступались, как правило, неохотно, так как дело могло кончиться разводом, а в таком случае они обязаны были возвратить калым.

После рождения очередного ребенка авторитет женщины в семье несколько укреплялся, и к старости она становилась руководительницей всех других женщин семьи. В тех случаях, когда глава семьи умирал, а дети были малолетними, вдова принимала на себя вообще все руководство семейными делами. Только при реше-


24 Дурдыев М. Пережитки возрастных групп и ранних форм брака в свадебных обрядах туркмен в конце XIX - начале XX в. - Ученые записки Туркменского университета, серия исторических наук, 1970, вып. 54.

25 Джикиев А. Свадебные обряды у туркмен-сарыков в конце XIX - начале XX в. - Труды Института истории, археологии и этнографии АН ТССР, 1963, т. VII; Овезбердыев К. Современная семья и семейные отношения у туркмен Мургабского и Тедженского оазисов. М. 1964; Язлыев Ч. Калым и его социальные корни. Ашхабад. 1970.

стр. 94


нии общественных вопросов вместо нее выступал ее брат или родственник мужа. Радовались обычно рождению мальчика, появление на свет дочери нередко рассматривалось как несчастье. Женщины, у которых рождались лишь дочери, считались проклятыми, их жизнь была особенно тяжелой. Зато мальчик, пока он не становился юношей, оставался баловнем; даже суровый глава семьи сажал сына на колени и играл с ним 26 .

Материальная культура туркмен очень ярка, красочна и самобытна. В отдельных ее сторонах проявляется племенная или областная специфика, но в целом она достаточно единообразна, что свидетельствует об общем историческом пути. Крупные архитектурные комплексы и монументальные сооружения встречались у туркмен редко. Среди них поселение-крепость Абиверд около Каахка, состоявшее из значительного числа глинобитных и сделанных из сырцового кирпича построек; текинские крепости, обнесенные глинобитными стенами с башнями по углам; сторожевые башни (динги) на краю селений и на полях, служившие для укрытия населения в случае нападения врагов; большие укрепленные усадьбы иомутских предводителей на окраинах Хивинского ханства, напоминавшие европейские средневековые замки. У скотоводов преобладали переносные кочевые жилища из деревянного решетчатого каркаса с полусферической крышей, покрывавшейся войлоками, и легкие временные сооружения в виде навесов и шалашей. Земледельцы сооружали оседлые жилища, но и в начале XX в. пользовались, особенно в качестве летнего жилья, кочевыми юртами. У оседлых капитальные постройки из сырцового кирпича и глинобитные заметно различались по облику, планировке и конструктивным особенностям в разных областях расселения, что связано с местными традициями, воспринятыми туркменами после их оседания в оазисах. Более единообразным было внутреннее убранство домов, где ощущалось сильное воздействие кочевых, скотоводческих традиций.

В принципе поселения бухарских туркмен аналогичны кишлакам узбеков: кучевые в плане или хуторские. В кучевых узкие кривые улочки прокладывались без плана, а образовывали их глухие стены - дувалы. Дома сооружались глинобитные: мяли глину с водой в ямах, иногда добавляя туда для прочности рубленую солому, после чего слой за слоем выкладывали толстые стены, оставляя дверные и оконные проемы. Окна появились только во второй половине XIX в., ранее свет и воздух проникали через отверстие в крыше. Кровля перекрывалась жердями и циновками, на которые набрасывался слой глины. Глинобитные дома хорошо защищали от летнего зноя, но были холодными и сырыми зимой и весной. Число жилых и подсобных помещений зависело от состоятельности семьи. Распределение помещений и внутренний интерьер в принципе схожи: одна-две комнаты - жилые; в них спали, отдыхали, в холодное время ели, занимались домашними работами. За исключением бедняцких жилищ, в каждом доме имелась комната для гостей - михманхана, которую украшали кошмами, коврами, оружием. Спали и сидели на полу. Летом вся жизнь протекала под навесом во дворе, где сооружался помост.

Домашняя обстановка и утварь были простыми: очаги в доме и на улице, люльки для новорожденных, полки для посуды, обычно в виде ниш в стенах. Утварь сохраняла традиции кочевого быта: кожаные бурдюки для кисломолочных продуктов, деревянные чаши-блюда, из которых несколько человек ели руками, чугунные котлы для приготовления пищи, большие деревянные ложки для разлива еды, сосуды из высушенной тыквы. Широко бытовала покупная глиняная керамика: сосуды для воды и хранения зерна. Среди зажиточного населения начала распространяться во второй половине XIX в. покупная фарфоровая посуда, особенно чайники для заварки чая и пиалы.

У хивинских туркмен поселения сильно различались в зависимости от степени оседлости. У полностью оседлых поселения и жилища строились по узбекско-


26 Караджаева Г. А. К вопросу об изучении положения женщины- туркменки в дореволюционный период. - Известия АН ТССР, серия общественных наук, 1960, N 4; Ильясова К. Семейно-обрядовая поэзия в туркменском народном творчестве. Автореф. канд. дисс. Ашхабад. 1973.

стр. 95


му образцу, но с некоторыми особенностями. Пережитком кочевого быта была юрта, в которой жили летом около глинобитного дома, а на зиму ее устанавливали в пристраиваемом к дому открытом дворе. По окраинам оазиса, где даже земледельческое население было довольно подвижным, поселения состояли обычно из юрт. Только в начале XX в. богачи стали сооружать глинобитные дома. В Закаспийской Туркмении селения были кучевыми и располагались по берегам ручьев или около кяризов. Капитальные постройки из глины существовали только у некоторых групп, давно осевших в оазисах. Так, али-эли строили большие, нередко укрепленные поселения, а жили в глинобитных домах с плоской или куполообразной крышей. Большинство же населения пользовалось там кочевыми жилищами либо небольшими каркасно- глииобитными постройками 27 .

Исключительно колоритен национальный костюм туркмен. В одежде в наибольшей степени проявлялись племенные особенности, хотя в принципе покрой и состав одежды у всех туркмен одинаковы. Основу мужского костюма составляют широкие в шаге штаны и рубаха. Дома ходили босиком или в мягких кожаных калошах. Для верховой езды надевали жесткие негнущиеся сапоги, ходить в которых почти невозможно. С конца XIX в. среди зажиточных распространяются кожаные сапоги русского типа. Для туркмен обязателен головной убор: на бритую голову надевают тахью - тюбетейку, вышитую племенным узором, поверх - барашковую высокую шапку, по которой можно определить, из какой области происходит владелец. Мужчины носят армяк и халат из верблюжьей шерсти, зимой надевают длинную дубленую шубу. Обязательная принадлежность мужского костюма - холодное и огнестрельное оружие, особенно в годы войны.

Женский костюм значительно разнообразнее. Его основу составляют узкие длинные штаны до щиколотки и рубаха-платье. Их цвет и покрой тоже зависят от племенной принадлежности. Главным ее признаком является головной убор. Как правило, он сложен, сооружен из нескольких платков на жестком каркасе и украшен серебряными и медными изделиями. Край одного из платков служит яшмаком - им женщина прикрывает рот. Ходили женщины, как правило, босиком; только самые богатые имели сапоги. Относительно редко встречалась теплая женская одежда в виде шуб: женщины обходились безрукавками или старыми мужскими армяками 28 . Обязательной принадлежностью женского костюма были ювелирные украшения, обильные даже у небогатых, а у зажиточных их вес достигал нескольких килограммов. В состав украшений входили серебряные детали головного убора, нагрудные и наносные украшения, браслеты, закрывавшие руку от кисти до локтя, кольца с сердоликом, бирюзой и стеклом, ювелирные пояса, сумки с серебряными накладками и др. 29 .

Традиционным средством передвижения были кони и верблюды. Под вьюк лошади не использовались, для перевозки тяжестей служил верблюд. После оседания туркмен в оазисах у них быстро распространились арбы - повозки на двух огромных колесах. На арбах удобно ехать по бездорожью, пересекая оросительные каналы. Стали держать ослов, на которых ездили верхом и использовали под вьюк.

Пища туркмен бедна. Повседневная еда состояла из кислого молока и пшеничной либо ячменной лепешки, молочной пехлебки, тыквы. Праздничная еда предполагала мясной стол, причем обязательно готовился мясной суп. Доныне он остается главным видом праздничной пищи, важнее плова и шашлыка. Жареное мясо было доступно только богачам. В рацион кочевников входило больше мяса, но тоже в ограниченном количестве, так как забой скота при неустойчивости пустынного


27 Марков Г. Е. Типы оседлых жилищ туркмен Хорезмского оазиса. Краткие сообщения Института этнографии АН СССР, 1955, вып. XXIII; Оразов А. Поселения и жилища прибалханских туркмен в конце XIX - начале XX в. - Труды Института истории, археологии и этнографии АН ТССР, 1962, вып. VII; Дурдыев М. К типологии туркменских крепостей Ахала в XIX в. - Тезисы докладов на XVII научной конференции Туркменского университета, Ашхабад, 1970.

28 Язлыев Ч. Туркменская домотканая материя "агари". - Памятники Туркменистана, Ашхабад, 1973, N 1.

29 Пугаченкова Г. А. Искусство Туркменистана. М. 1967; Васильева Г. П. Народное декоративно-прикладное искусство как источник для этногенеза туркмен. М. 1973.

стр. 96


скотоводства мог привести к катастрофическому сокращению поголовья. В XIX в. к туркменам проникает чай (в прибрежных областях Прикаспия - черный, в остальных местах - зеленый). На праздники готовят печеное тесто.

Своеобразны туркменское ковроделие и кошмоваляние 30 . Кошмы изготовлялись из овечьей шерсти невысокого качества, как одноцветные, так и узорчатые с традиционным рисунком. Лучшая шерсть шла на ковровые изделия. Туркмены редко изготовляли большие ковры, так как они не могли поместиться в юрте, и стали делать их только позднее на продажу. Помимо постилочных ковров существовал широкий ассортимент мелких ковровых изделий: настенные сумки (чувал), малые сумки (торба), молитвенные коврики (намазлык), закрывающие вход в юрту занавеси (энси), переметные сумки (хорджин), тканые полосы для скрепления юрты, верблюжий убор. У каждого племени имелись традиционные орнаменты и композиции. Узор чаще всего геометрический, в цветовой гамме преобладают красные тона. Лучшие ковры обладают большой плотностью и коротким ворсом, который делает их бархатистыми. Особенно высокого качества были изделия, приготовлявшиеся невестами в качестве приданого.

Исключительно славились изделия салоров, обитавших с середины XIX в. в Восточной Туркмении. Однако вследствие столкновений с врагами и разорения хозяйств их ковроделие во второй половине XIX в. угасло. Ассортимент салорских изделий узок: постилочные коврики, энси, торбы и чувалы. Известностью пользуются также ковровые изделия сарыков, отличающиеся высоким качеством. Широк ассортимент ковров у ахальских и марыйских текинцев. Со второй половины XIX в. текинское ковроделие приобрело товарный характер: ахальские ковры под наименованием "бухара" продавались на рынках Средней Азии и коренной России. Хорошие ковры вырабатывали закаспийские и хивинские иомуты. По среднему течению Амударьи выделывались популярные ковры бешир и кизил-аяк. К началу XX в. качество ковровых изделий снизилось вследствие поточной работы на рынок и замены натуральных красителей покупной анилиновой краской. Перестали изготовлять драгоценные ковровые изделия из комбинации шерсти, хлопка и шелка, зато на рынки хлынули большим потоком новые ковры.

Живопись и скульптура не были распространены у туркмен, так как находились под религиозным запретом. Поэтому талант народа в области изобразительного искусства проявлялся главным образом в прикладном творчестве. Зато литература и общественная мысль имели многовековые традиции. Преобладало поэтическое творчество, характеризовавшееся демократическими принципами и гуманистическими идеями, глубоким лиризмом и правдивостью. В начале XIX в. творил поэт-воин Сейди, воспевавший любовь к родине и боровшийся за нее против врагов с оружием в руках. Гневно обличал социальную несправедливость, богачей, духовенство и воспевал свой народ поэт Кемине (Мамедвели), создававший сатирические и лирические произведения. Большая заслуга принадлежит Кемине, как и другим поэтам, в разработке туркменского литературного языка. Широко известны произведения его современника Зелили, воспевавшего борьбу своего народа против соседних феодальных владетелей за независимость. В его стихах звучит яростный протест против угнетателей-баев и духовенства. К середине XIX в. относится творчество выдающегося поэта Молланепеса. Знамениты его лирика, особенно дастан (эпическое сказание) "Зохре и Тахир", в котором отчетливо прослеживаются социальные мотивы. Во второй половине XIX в. Абдысетдаром Казн была создана в виде месневи (двустиший со смежной рифмой) "Книга рассказов о битвах текинцев", в которой описывалась борьба туркмен с войсками иранского шаха. В начале XX в. появляются произведения поэтов Кёрмоллы и Дурды Клыча, рисовавших жизнь народных масс.

В конце XIX - начале XX в. среди туркмен появляются образованные люди, возрастает интерес к науке, начинается краеведческая работа. Но подавляющее


30 Ковры Туркменской ССР. М. 1952; Саурова Г. И. Современный туркменский ковер и его традиции. Ашхабад. 1968; Мошкова В. Г. Ковры народов Средней Азии конца XIX - начала XX в. Ташкент. 1970; Markov G. Sechs turkmenische Teppiche aus dem Museum fur Volkerkunde, Leipzig. In: Jahrbuch des Museums fur Volkerkunde, Leipzig. Bd. XIX. Brl. 1962.

стр. 97


число туркмен продолжало, быть неграмотным. Только сыновья зажиточных людей получали мусульманское или русское образование. Поэтому огромное распространение имело устное народное творчество. По праздникам или просто в кружке друзей бахши (сказители-певцы) исполняли поэтические произведения, аккомпанируя себе на дутаре. Популярность некоторых бахши была столь велика, что люди съезжались за сотни верст послушать их. Проводились состязания между бахши. А в домашнем быту широко бытовали сказки и предания, старики рассказывали сложные племенные генеалогии. Популярны были песни о народных героях. Танцы же, за исключением ритуальных танцев прикаспийских иомутов, у туркмен не были распространены 31 .

Ортодоксальный ислам имел у туркмен небольшое распространение. Как многие другие кочевники, они не отличались особой религиозностью, вследствие чего заезжие муллы нередко подвергались ограблению или даже лишались жизни. Духовенство у туркмен составляли ишаны и их ученики - ахуны. Неграмотные и мало знакомые с мусульманской догматикой, эти "святые", используя исламскую фразеологию, проповедовали в действительности старые верования, состоявшие в культе кладбищ, деревьев и источников. Неграмотные туркмены безоговорочно подчинялись духовным руководителям, яростно выступавшим против введения образования и каких- либо новшеств. Почитались также представители "святых племен", которых приглашали в качестве почетных гостей. Чрезвычайное распространение имели суеверия, боязнь сглаза, вера в нечистую силу и заклинания 32 . Только к концу XIX в. ортодоксальный ислам укрепил свои позиции, что явилось следствием политики царских властей, покровительствовавших исламу и приглашавших мулл из Казани и других городов России.

Только Великий Октябрь превратил Туркмению, одну из отсталых окраин царской России, в цветущий край, а ее народ - в свободных тружеников, строящих вместе с другими народами СССР социалистическое общество. После гражданской войны Советская власть и Коммунистическая партия оказали огромную помощь трудящимся Туркестана в борьбе против остатков угнетения, за восстановление народного хозяйства и приобщение к новой жизни. Успешно была решена задача национального размежевания Средней Азии. Впервые в истории туркменский народ получил собственную государственность. 14 февраля 1925 г. I Всетуркменский съезд Советов провозгласил создание Туркменской ССР и принял декларацию о вхождении в СССР. В состав республики вошли бывшая Закаспийская область (кроме п-ова Мангышлак), туркменские районы Хивы и Бухары. В 1925 - 1927гг. была проведена земельно- водная реформа. В 1928 г. в Туркменской ССР развернулась индустриализация, в 1929 г. - массовое колхозное движение.

Огромны достижения туркмен за годы Советской власти. Их родина стала развитой индустриальной и аграрной республикой. Большие изменения произошли в образе жизни туркмен. Все получают теперь среднее, многие - и высшее образование, зажиточно живут. Выросли старые и появились новые, социалистические города, построен Туркменский канал и орошаются новые тысячи гектаров земель. Радио, телевидение, печать, комфорт прочно вошли в жизнь и быт трудящихся. Успешно работают учреждения АН республики, высшие и средние специальные учебные заведения готовят национальные кадры. Расцвели национальная литература, музыка и театр. Впервые у туркмен появились живопись и скульптура. Все отрасли культуры, сохраняя прогрессивные традиционные формы, приобрели социалистическое содержание. Туркменский народ активно участвует в выполнении грандиозных задач, совершенствования развитого социалистического общества.


31 Успенский В. А., Беляев В. Туркменская музыка. М. 1928.

32 Демидов С. К вопросу о религиозном синкретизме у туркмен в XIX- начале XX в. М. 1964; Баси лов В. Н. Культ святых в исламе. М. 1970; Дурдыев М. Б. Духовенство в системе общественных институтов туркмен в конце XIX - начале XX в. - Вестник МГУ, серия История, 1970, N 4; Домусульманские верования и обряды в Средней Азии. М. 1975; Ниязклычев К. Религиозные традиции туркмен Порсинского оазиса в конце XIX - начале XX в. В кн.: Этнические процессы и хозяйство туркмен конца XIX - начала XX в.

Orphus

© lib.uz

Постоянный адрес данной публикации:

http://lib.uz/m/articles/view/ОБРАЗ-ЖИЗНИ-ТУРКМЕН-В-XIX-НАЧАЛЕ-XX-ВЕКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Узбекистан ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://lib.uz/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Г. Е. Марков, ОБРАЗ ЖИЗНИ ТУРКМЕН В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА // Ташкент: Цифровая библиотека Узбекистана (LIB.UZ). Дата обновления: 23.06.2018. URL: https://lib.uz/m/articles/view/ОБРАЗ-ЖИЗНИ-ТУРКМЕН-В-XIX-НАЧАЛЕ-XX-ВЕКА (дата обращения: 16.12.2018).

Автор(ы) публикации - Г. Е. Марков:

Г. Е. Марков → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Публикатор
Узбекистан Онлайн
Ташкент, Узбекистан
360 просмотров рейтинг
23.06.2018 (175 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
1 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
В сборнике представлены статьи по анализу свойств эфирной среды
Каталог: Физика 
32 дней(я) назад · от джан солонар
ТОРСКАЯ УКРЕПЛЕННАЯ ЛИНИЯ
Каталог: Военное дело 
46 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн
ЧИТАТЕЛЬСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В ТАШКЕНТЕ
Каталог: Книговедение 
46 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн
ТАШКЕНТ - ГОРОД ДВАДЦАТИ ВЕКОВ
46 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн
НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "АНТИКОММУНИЗМ И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ"
Каталог: История 
103 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн
Рецензии. Г. И. ЖЕЛТОВА. ИСТОРИОГРАФИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО И КОММУНИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА СОВЕТСКОГО УЗБЕКИСТАНА (1930 - 1970 гг.)
Каталог: История 
103 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн
How Faraday discovered the conduction current Electron Positron Red gravitons generate a magnetic field. Yellow gravitons generate an electric field. The blue torus, rotating like a toroid, generates a charge value. The blue torus, rotating like a wheel, generates the color of a photon. Two hundred years ago, Faraday set an experiment where the motion of a magnet in an inductor generates a current in a galvanometer. Today, understanding this experiment, we have to conclude: the current theory of conduction current is erroneous because the basis of this theory is the motion of free electrons with immobile ions. The experience of Faraday shows that the current is formed by the motion of both negative and positive charges.
Каталог: Физика 
111 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТСКОЙ РАБОТЫ
Каталог: История 
114 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн
ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ СОВЕТСКИХ ИСТОРИКОВ
Каталог: История 
114 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн
АНГОЛЬСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ ПРОТИВ КОЛОНИАЛИЗМА
Каталог: Политология 
114 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ОБРАЗ ЖИЗНИ ТУРКМЕН В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Цифровая библиотека Узбекистана ® Все права защищены.
2017-2018, LIB.UZ - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK