LIB.UZ - цифровая библиотека Узбекистана, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: UZ-40
Автор(ы) публикации: К. А. ГАФУРОВА

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

(НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ О ПРОИСКАХ БРИТАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА В СРЕДНЕЙ АЗИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В СССР)

Победа Октябрьского вооруженного восстания 1917 г. в Петрограде и установление диктатуры пролетариата в центре России создали решающие условия для успешной борьбы рабочих и крестьян за власть Советов на местах. На окраинах и в национальных районах бывшей Российской империи трудовой народ снова поднялся на борьбу. Утром 28 октября гудок Главных железнодорожных мастерских в Ташкенте возвестил о начале восстания революционных рабочих и солдат, которых возглавили большевики. Несколько дней на улицах города шли ожесточенные бои. К утру 1 ноября сопротивление контрреволюции было сломлено и власть перешла в руки Ташкентского Совета рабочих и солдатских депутатов. Победа вооруженного восстания в Ташкенте, политическом центре Средней Азии, ускорила установление Советской власти во всем Туркестане1 .

15 ноября в Ташкенте открылся III Туркестанский краевой съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На съезде присутствовало более ста делегатов, которые в подавляющем большинстве принадлежали к фракциям большевиков и максималистов. Съезд избрал Краевой исполнительный комитет Советов рабочих и солдатских депутатов и Совет Народных Комиссаров Туркестанского края. Трудящиеся края приступали к слому старого, ненавистного буржуазно-помещичьего административного аппарата и к созданию новых, рабоче-крестьянских органов власти. В начале 1918 г. в Туркестане насчитывалось уже 65 Советов; 25 Советов рабочих депутатов, 20 - солдатских депутатов, 8 - рабочих и солдатских депутатов, 7 - крестьянских депутатов и 5 Советов мусульманских депутатов2 . К весне 1918 г. Советская власть была установлена на всей территории Средней Азии, за исключением Бухары и Хивы.

30 апреля 1918 г. V краевой съезд Советов рабочих, солдатских и дехканских депутатов утвердил Положение о Туркестанской Автономной Советской Социалистической Республике. Территория прежнего Туркестанского края объявлялась Туркестанской Автономной Советской Республикой Российской Советской Федерации. Управляясь автономно, ТАССР координировала свои действия с центральным правительствам РСФСР. Высшим законодательным органом республики был съезд Советов рабочих, солдатских, крестьянских и мусульманско-дехканских депутатов; постоянным законодательным органом - Центральный исполнительный комитет Советов Туркестанской АССР.


1 До Октябрьской революции территория Средней Азии была разделена на три части - Туркестанский край, Бухарский эмират, Хивинское ханство.

2 Ш. З. Уразаев. Туркестанская АССР - первое социалистическое государство в Средней Азии. М. 1961, стр. 40.

стр. 30

Исполнительные функции и управление республикой возлагались на Совет Народных Комиссаров, избираемый съездом Советов. Властью на местах стали Советы и их исполнительные комитеты3 .

Под руководством Коммунистической партии и при братской помощи российского пролетариата трудящиеся Туркестана приступили к ликвидации феодальных пережитков и осуществлению первых социалистических преобразований. Еще в декабре 1917 г. Совнарком Туркестана принял декрет о национализации земли и оросительных систем. В начале 1918 г. были изданы декреты о конфискации запасов хлопка, находившихся в руках капиталистов и скупщиков, об обеспечении дехкан посевным материалом, в первую очередь семенами хлопка, национализации железных дорог, введении 8-часового рабочего дня и пр.

Победа Советской власти в Туркестане, осуществленные ею преобразования вызвали яростное сопротивление всех сил реакции, начиная с российских фабрикантов и заводчиков, русских кулаков и белых офицеров, колонизаторского чиновничества, всякого рода анархистов, эсеров, меньшевиков и кончая местными феодалами, реакционным духовенством, буржуазно-националистическими элементами. Следует также учесть, что Туркестан, Хива и Бухара занимали важное место в захватнических планах англо-франко- американских империалистов, стремившихся путем военной интервенции и экономической блокады удушить, по выражению Уинстона Черчилля, "большевизм в колыбели".

Частью общего плана внутренней контрреволюции и интервентов, направленного против Советской власти, было выступление атамана Оренбургского казачьего войска Дутова, который захватил 13 ноября 1917 г. Оренбург, отрезав Туркестан от Центральной России и поставив его тем самым в крайне тяжелое положение, Дутов вел наступление на Ташкент, Челябинск, Самару, стремясь свергнуть Советскую власть в Средней Азии, Казахстане, на Урале, в части, Поволжья и намереваясь создать в этом районе помещичье- буржуазный "Юго-Восточный Российский Союз". Готовил поход против Советского Туркестана и бухарский эмир, собравший 70-тысячное войско. Под фальшивым лозунгом "защиты ислама от неверных" реакционные сепаратисты, туркестанская буржуазия и феодалы при прямой помощи империалистических держав, играя на националистических и религиозных предрассудках, подняли часть мелкобуржуазных слоев населения городов, кишлаков и аулов против Советской власти. Контрреволюционные, буржуазно- феодально-националистические элементы организовывали восстания, громили советские учреждения, убивали партийных и советских работников, сжигали продовольствие и сырье, запугивали трудящихся дехкан.

Местные реакционные, клерикальные, феодальные и буржуазные националистические организации и общества вроде "Иттихад ва теракки", "Шуро-и-ислам", "Улема" - агентура британского, французского, американского, германского империализма - вели активную борьбу против Советской власти. Торгово-ростовщическая буржуазия Туркестанского края стремилась использовать в своих интересах усилившиеся в период между февралем и октябрем 1917 г. пролетарское и крестьянское движения в Средней Азии. Для этого она провозглашала демагогические, реакционные, панисламистские, пантюркистские, пантуранистские лозунги, выступала под фальшивым флагом "общенационального" единства, клеветнически отождествляла рабочий класс и трудовое крестьянство России с царизмом, с колонизаторами - помещиками и буржуазией, угнетателями трудящихся всех народов России, в том числе и русского.


3 См. "Иностранная военная интервенция и гражданская война в Средней Азии и Казахстане". Сборник документов и материалов. Т. I. Алма-Ата. 1963, стр. 25.

стр. 31

Краевой съезд представителей различных панисламистских и пантюркистских организаций, союзов и обществ, состоявшийся в Ташкенте в ноябре 1917 г., объявил, что "пути к самоопределению мусульман не могут быть иными, как только те, которые указаны в коране и шариате", то есть пути сохранения эксплуататорского строя4 . Буржуазные националисты стремились отделить Туркестан, Хиву и Бухару от России и захватить здесь власть. Когда же их требования были отвергнуты трудящимися массами в лице III съезда Советов рабочих и солдатских депутатов Туркестанского края, главари контрреволюционных националистов перебрались в Коканд, объявив "Кокандскую автономию" и создав там буржуазно-националистическое правительство. Это правительство стремилось не допустить конфискации земли и имущества феодалов и буржуазии. Идеологи буржуазно-националистической "Кокандской автономии" откровенно заявляли, что "автономия" создается для охраны интересов эксплуататорских классов - буржуазии, феодалов, всех богачей, для борьбы против рабочих и крестьян, против выразительницы и защитницы интересов трудового народа - Советской власти.

Для обороны Туркестанской республики от банд Дутова и разбойничьих набегов басмачей, для защиты социалистической революции и Советской власти повсеместно формировались красногвардейские рабочие отряды, а позднее велась запись добровольцев в Красную Армию. Во второй половине декабря 1917 г. начались военные операции красногвардейских отрядов против Дутова. Рабочие и крестьяне мужественно сражались против численно превосходивших их и хорошо вооруженных офицерских частей оренбургского казачества. В середине января 1918 г. красногвардейские отряды из Ташкента, Бузулука, Перовска, Самары совместными усилиями нанесли удар по войскам контрреволюционного атамана.

22 февраля рабочие и крестьяне, объединенные в отряды Красной гвардии, рабочей милиции и вооруженных дехкан, разбили вооруженные банды "Кокандской автономии", ликвидировав этот контрреволюционный буржуазно-феодальный и клерикально- националистический очаг. Однако положение Туркестанской Советской республики весной и летом 1918 г. оставалось тяжелым. В мае вспыхнули белоказачьи мятежи в Семиречье. Вскоре в Семиречье вторглись части чехословацкого корпуса и белогвардейцы. Туркестан был отрезан от Советской России со стороны Семиреченской области. Атаман Дутов, собрав новые силы, в июле 1918 г. опять захватил Оренбург. Связь Туркестана с центром через Оренбург и Сибирь прервалась. 12 июля произошел эсеро-меньшевистский переворот в Ашхабаде, где было образовано Закаспийское контрреволюционное правительство. В Ферганской области свирепствовали басмачи. Туркестанская Советская республика снова оказалась в кольце вражеских фронтов. Контрреволюция по соглашению с английскими империалистами планировала создать на месте Туркестанской Автономной Советской Социалистической Республики буржуазную Туркестанскую республику, которая "будет находиться под исключительным влиянием Англии и пользоваться такой же самостоятельностью, как африканские колонии Англии Трансвааль и Оранжевая"5 . В радиограмме, посланной 15 июля 1918 г. В. И. Ленину, Туркестанский Совнарком сообщал: "Туркестанская республика во враждебных тисках. Фронты: Оренбург - Асхабад - Верный. Атмосфера накалена... Армия без снарядов и оружия... Положение катастрофическое... В Асхабаде восстание приняло грандиозные размеры. Захвачены военные склады, правительственные учреждения... прервано сообщение с Вер-


4 А. Х. Бабаходжаев. Провал агрессивной политики английского империализма в Средней Азии в 1917 - 1920 годы. Ташкент. 1955, стр. 40.

5 Цит. по: А. Х. Бабаходжаев. Указ. соч., стр. 75.

стр. 32

ным. Ташкент отрезан. В момент смертельной опасности жаждем слышать ваш голос. Ждем поддержки деньгами, оружием, снарядами и войсками"6 . В тот же день ЦИК ТАССР призвал трудящихся республики с оружием в руках встать на защиту социалистического Отечества. Большевики Туркестана провели большую работу по организации отпора врагу, строительству и укреплению вооруженных сил республики. В июле 1918 г. в Ташкенте были организованы 1-й и 2-й, а в Ферганской области - 3-й Туркестанские полки Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Усиленно формировались национальные красноармейские батальоны7 .

В. И. Ленин, Коммунистическая партия, рабочий класс Советской России пришли на помощь трудящимся Туркестана. На Закаспийский фронт были посланы свежие пополнения - до 6 тыс. бойцов красноармейских частей, сформированных в центральных городах России. Местные партийные и советские органы широко проводили организаторскую, агитационно-пропагандистскую, политико-воспитательную работу, направленную на мобилизацию масс в защиту Советской власти, на решительный отпор контрреволюционерам. Пленарное заседание Самаркандского Совета, состоявшееся 25 июля 1918 г., постановило: "Принять резолюцию большевиков следующего содержания: асхабадская контрреволюция, учитывая затруднительное положение Туркестанской Советской. Республики в связи с операциями чехословацких и белогвардейских банд под Оренбургом и на Сибирской магистрали, решила использовать момент, - чтобы вонзить нож в спину туркестанского республиканского пролетариата. Для этой цели асхабадские контрреволюционеры мобилизовали, все темные силы... Сознавая опасность разыгрывающихся в Закаспии событий, которые разрушают транспорт и лишают необходимого перевоза жидкого топлива и притока хлеба со стороны Кавказа, постановили: немедленно принять меры к использованию всех живых сил, поддерживающих Советскую власть, для чего энергично вести военную подготовку всех членов Совета, всех членов партии большевиков-коммунистов..., дабы была возможность в любой момент оказать вооруженное сопротивление контрреволюционным бандам гор. Асхабада, посягающим на Советскую власть, власть пролетариата - беднейших рабочих и крестьян... Приступить также к обучению всех членов профессиональных союзов... Вооружить для защиты Советской власти железнодорожный профессиональный союз мастеровых и рабочих"8 .

Было организовано обучение рабочих и бедняков военному делу. Военный комиссар Красной гвардии Ташкента писал в приказе 25 июля 1918 г.: "Контрреволюционеры осмелели и снова вступили в активную борьбу с Советской властью. Отовсюду несутся вести о восстаниях белогвардейцев... Враг втайне надеется снова вернуться к буржуазному строю... Надо тесным строем сомкнуть штыки для защиты Советской власти. Надо показать всем противникам ее, что у Советской власти есть гвардия, на которую она может надежно опереться... Самым надежным элементом для гвардии Советского правительства являются рабочие, чьи интересы главным образом и защищает правительство. Поэтому, товарищи рабочие, идите учиться военному строю!"9.

Выступая на объединенном заседании ВЦИК и Московского Совета 29 июля 1918 г., В. И. Ленин отмечал, что "часть городов Средней Азии охвачена контрреволюционным восстанием при явном участии англичан, укрепившихся в Индии, которые, захватив в свое полное


6 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 2, д. 734, л. 71.

7 Ю. Н. Алескеров. Интервенция и гражданская война в Средней Азии. Ташкент. 1959, стр. 83 - 84.

8 Государственный архив Самаркандской области, ф. 74, оп. 1, д. 4, лл. 16 - 17.

9 Центральный государственный архив УзССР, ф. Р-17, оп. 1, д. 1170, л. 130.

стр. 33

подчинение Афганистан, давно создали себе опорный пункт как для расширения своих колониальных владений, для удушения наций, так и для нападений на Советскую Россию... Вполне определилось теперешнее военное и общестратегическое положение нашей республики. Мурман на севере, чехословацкий фронт на востоке, Туркестан, Баку и Астрахань на юго-востоке - мы видим, что почти все звенья кольца, скованного англо- французским империализмом, соединены между собой"10 .

В конце июля национальные формирования Красной Армии (добровольческие дружины и отряды) вместе с ее регулярными частями нанесли под Чарджоу серьезный удар закаспийским контрреволюционерам. Противник был изгнан из Восточных Каракумов. Успешные операции проводились и на других фронтах. Ташкентский боевой отряд очистил Джаркентский уезд Семиречья от белоказачьих банд. В начале августа в Семиречье был освобожден г. Копал. Части Красной Армии разбили группу белочехов, наступавших из-под Семипалатинска, и укрепились в Урджаре. Некоторые успехи были достигнуты и в борьбе с басмачеством11 . Империалисты Антанты, прежде всего Англия, убедились, что внутренняя контрреволюция, которой они оказывали помощь оружием и деньгами, не в состоянии свергнуть Советскую власть в Туркестане.

В августе английские империалисты начали открытую интервенцию в этом районе. Подразделения английских колониальных войск 12 августа вторглись в Закаспийскую область Туркестана. Вместе с тем английские империалисты продолжали активную антисоветскую подпольную деятельность, подготавливая внутри Советской республики мятежи, подстрекая белогвардейцев, казаков, басмачей, разного рода буржуазных националистов к выступлению против Советской власти.

Для руководства контрреволюционными силами в Туркестане военное министерство Англии направило в Ташкент так называемую "Кашгарскую военно-дипломатическую миссию" - шпионско-диверсионную группу во главе с полковником "Интеллидженс сервис" Ф. Бейли. О ее антисоветской деятельности, как и о деятельности иных английских, а также американских шпионских центров в Ташкенте и других городах Туркестана, уже неоднократно писали советские исследователи12 . При этом ими были использованы не только материалы советских архивов, периодическая печать и воспоминания, но и зарубежная литература13 . В 1946 г. в Лондоне вышла книга Ф. Бейли "Миссия в Ташкент", в которой автор, рассказывая о своем пребывании в 1918 г. в Советском Туркестане14 , стремился обелить колонизаторские действия английских империалистических кругов, затушевать планы интервентов и собственную шпионско-диверсионную подрывную деятельность против Советской республики.

До приезда в Ташкент Бейли находился в Южном Иране, где выполнял поручения английской разведывательной службы. В марте 1918 г. его вызвали в Шринагар (Индия) и дали задание отправить-


10 В. И. Ленин. ПСС. Т. 37, стр. 7 - 8.

11 "История Узбекской ССР". Т. III. Ташкент. 1967, стр. 171.

12 Д. Х. Бабаходжаев. Провал английской политики в Средней Азии и на Среднем Востоке (1918 - 1924). М. 1962; С. К. Тимошков. Борьба с английской интервенцией в Туркестане. М. 1941; М. Иркаев. История гражданской войны в Таджикистане. Душанбе. 1963; Р. А. Тузмухамедов. Ответ клеветникам. Самоопределение народов Средней Азии и международное право. М. 1969; А. И. Зевелев. Из истории гражданской войны в Узбекистане. Ташкент. 1959; Г. А. Хидоятов. Правда против лжи. Ташкент. 1964; Ш. Ташлиев. Установление и упрочение Советской власти в Туркестане (1917 - июнь 1918 г.). Ашхабад. 1957, и др.

13 L. V. Blacker. On Secret Parol in High Asia. L. 1922; P. T. Etherton In the Heart of Asia. Boston N. Y. 1926, etc.

14 F. M. Bailey. Mission to Tashkent. L. 1946.

стр. 34

ся в Среднюю Азию вместе с майорами Эсертоном и Блэккером15 . В своей книге Бейли подробно описывает путь из Персии в Кашгар (Синьцзян) через Индию и перечисляет лиц, входивших в состав его группы. Говоря о "целях и намерениях большевиков", о деятельности Советского правительства Туркестана, Бейли фальсифицирует национальную политику Советской власти, клеветнически утверждая, в частности, что в Средней Азии религия подвергалась преследованиям. Факт упрочения Советской власти в Туркестане, которого Бейли, безусловно, не мог не заметить, он объясняет "слабостью и неорганизованностью" контрреволюционных выступлений. В книге описывается жизнь в Ташкенте, "который уже почти год был под властью большевиков". С большим пренебрежением автор говорит о местном трудовом народе. В его книге имеются также свидетельства об участии представителей зарубежного Востока в защите Советской власти в Туркестане. Особенно много говорит он об индийских революционерах, не скрывая своей ненависти к ним. Работу Бейли завершает рассказ о коллекции бабочек, которую тот собрал в Средней Азии. В целом английский полковник хочет создать впечатление у читателей о своем пребывании в Туркестане как о простой поездке для "выяснения обстановки" в этом районе.

Сравнительно недавно стало известно, что Бейли является автором особого документа, также посвященного "визиту" кашгарской миссии в Советский Туркестан. Мы имеем в виду выявленный советскими исследователями в Национальном архиве Индии отчет полковника Бейли о его деятельности в ТАССР в 1918 - 1920 годах16 . Отчет был обнаружен в секретном фонде "Специального информационного бюро", созданного британскими колониальными властями для борьбы с проникновением в Индию идей марксизма-ленинизма. Он отпечатан типографским способом на 9 страницах и состоит из 28 параграфов. Этот документ, впервые вводимый нами в научный оборот, уже сам по себе разоблачает происки англо-американского империализма на Советском Востоке и раскрывает шпионско-диверсионную деятельность английской "миссии", действовавшей совместно с американскими дипломатами. Он позволяет уточнить многое из того, что было связано с агрессивной стратегией, тактикой, политикой и "планами империалистических держав в трудные годы становления и упрочения Советской власти.

По предписанию заместителя секретаря иностранного и политического департамента в Индии, отчет полковника Бейли о деятельности кашгарской миссии считался строго конфиденциальным. Об этом же оросил и его автор. "Я имею честь представить при этом доклад о работе кашгарской миссии за период 1918 - 1920 гг., - писал Бейли. - Я прошу, чтобы этот доклад рассматривался как совершенно секретный... Помимо этого доклада, я собрал также некоторую информацию о путях сообщения, которую я пошлю отдельно"17 . Из отчета видно, что шпионская группа, рядившаяся в тогу так называемой "кашгарской миссии", в составе полковника Бейли, майоров Эсертона, Блэккера и Шахзадэ Абдул Рахим Бека в сопровождении нескольких индийских унтер- офицеров прошла через Кашмир, Гильгит, Тагдумбаш-Памир и достигла Кашгара 7 июня 1918 г., где пребывала до 24 июля. Отправляясь из Кашгара в Ташкент, "миссия" оставила там майора Эсертона, который был назначен на должность генерального консула по случаю отставки его предшественника Джорджа Макартнея. В связи с тем, что Шахзадэ Абдул Рахим Бек являйся потомком кокандских ханов, группа Бейли решила и его оставить в Кашгаре, дабы не вызвать "подозрений большевиков" относительно вмешательства членов


15 См. Р. А. Тузмухамедов. Указ. соч., стр. 186.

16 "Report of the Kashgar Mission. 1918 - 1920". Foreign and Political Department. Special Bureau of Information. N 22(b). 1920.

17 Ibid., p. 1.

стр. 35

"дипломатической миссии" в кокандские дела18 . В качестве переводчика "миссии" был привлечен Хан Сахиб Ифтекар Ахмед, главный клерк кашгарского генерального консула. Для связи между Кашгаром и Индией19 должны были служить почтовые голуби.

В сопровождении М. Стефановича, сотрудника бывшего царского консульства в Кашгаре, группа перешла границу Советского Туркестана 31 июля 1918 г. в районе Иркештама и 9 августа достигла г. Андижана, где впервые, по словам Бейли, встретилась с "большевистскими официальными лицами". Затем Блэккер, Хан Сахиб Ифтекар Ахмед и Бейли прибыли поездом 14 августа 1918 г. в Ташкент. Бейли сразу же навестил консула США Тредуэлла, который находился в Ташкенте с мая 1918 года. Пользуясь своей дипломатической неприкосновенностью, Тредуэлл разъезжал по Туркестану и вел активную антисоветскую работу. Он установил контакт с местными эсерами, меньшевиками и представителями других контрреволюционных партий и организаций (например, "Туркестанской военной организацией" - "ТВО"), подрывная деятельность которых затем направлялась им и финансировалась. По сговору с Тредуэллом усилили подрывную и шпионскую деятельность против Советской власти и другие находившиеся в Ташкенте иностранные миссии и представительства (французская, шведская, датская, румынская, чехословацкая и пр.).

Английская "миссия" тотчас начала совместную работу с американцами20 . Особенно следует отметить признание Бейли, что с американским дипломатом он "все время работал в тесном контакте и дружбе". Как руководитель "военно-дипломатической миссии", Бейли встречался с представителями правительства Советского Туркестана: 19 августа нанес визит комиссару по иностранным делам ТАССР и обсуждал с ним вопросы о прекращении Туркестаном поставок хлопка Германии, о неучастии немецких и австрийских военнопленных в войне против Антанты и др.21 . В то же время Бейли как глава шпионско-диверсионной группы сразу же по примеру своего американского коллеги установил связь с руководителями контрреволюционных организаций в Туркестане. "Вскоре после моего прибытия я вступил в контакт с тем, кто, как я думал, был главой нескольких антибольшевистских организаций", - говорится в отчете22 . Бейли должен был совместно с американцами подготовить в Ташкенте антисоветский заговор, оказать материальную и моральную поддержку силам, которые стремились к свержению Советской власти в Туркестане. "Самая большая организация антибольшевистского типа, - пишет он, - возглавлялась генералом Кондратовичем, но настоящим ее главой был М. Назаров. Они сказали мне, что в их организации - 3000 русских и что в нее входил Иргаш с 15000 туземцев"23 .

Еще до прибытия Бейли в Ташкент английское командование установило контакт с Иргашем (уголовником, ставшим деятелем "Кокандской автономии", а затем возглавлявшим басмаческие банды в Фергане), финансируя и снабжая его оружием и боеприпасами. Понимая непрочное положение английских войск в Закаспии, где части Красной Армии наносили удар за ударом по интервентам и белогвардейцам, а партизанские отряды своими действиями ставили под угрозу их коммуникации, члены английской "миссии" срочно создавали новые антисоветские центры и опорные пункты.


18 К тому времени контрреволюционная "Кокандская автономия" была уже разгромлена революционными силами.

19 Сведения английской разведки передавались главным образом в Кашгар, а затем отсюда непосредственно британским властям в Индии.

20 А. И. Зевелев. Указ. соч., стр. 86 - 87.

21 F. Bailey. Report of the Kashgar Mission, p. 1.

22 Ibid., p. 3.

23 Ibid., p. 1.

стр. 36

В отчете раскрывается система вербовки и конспирации членов контрреволюционных организаций в Советском Туркестане. "Они были, - пишет Бейли, - организованы следующим образом: сам генерал (Кондратович. - К. Г.) знал лишь пятерых членов организации, и один из этих шести человек вербовал еще шесть других, каждый из которых вербовал еще шесть других, и так далее... Не было возможности узнать, сколь далеко простирается эта организация, и, следовательно, количество членов ее было совершенно переменчиво. Численность в три тысячи, о которой говорил Кондратович, в этих условиях была неточной"24 .

Весной 1918 г. возникла антисоветская организация "ТВО". В нее входили подполковник Корнилов (брат небезызвестного генерала Корнилова), генерал Кондратович и другие бывшие царские военнослужащие. "ТВО" имела филиалы в Самарканде, Фергане, Ашхабаде. Помощь этой организации оказывалась через американского консула Роджера Тредуэлла.

Отчет Бейли дает возможность установить формы, пути и каналы материальной помощи, которую предоставили англичане контрреволюционным организациям в Средней Азии. "ТВО", например, снабжалась деньгами не только из американских источников, но и через британского консула на Кавказе Макдонелла. Бейли писал, что снабжение с Кавказа было связано для англичан с большими трудностями: препятствием на пути связных являлись красноармейские заградительные отряды и органы Всероссийской чрезвычайной комиссии. Бейли описывает случай, когда органы ЧК перехватили на пути с Кавказа посланного англичанами курьера в Ташкент с большой суммой денег для "ТВО"25 . Сложность поставок с Кавказа оружия и денег контрреволюционерам в Средней Азии вызвала необходимость выполнения этой функции самим Бейли, который лично передавал деньги главарям тайных организаций и басмачам. Об этом он пишет: "Мне было совершенно необходимо финансировать их в Ташкенте, что я легко мог сделать".

В отчете говорится о причинах раскрытия и разгрома в октябре 1918 г. в Ташкенте органами ЧК и революционным народом "ТВО". "Когда я (Бейли. - К. Г.) дал деньги для покупки лошадей, большевики узнали, что о" (Кондратович. - К. Г.) покупает лошадей, и таким образом раскрыли организацию. Мистер Назаров был арестован, а генерал Кондратович избежал ареста чудом"26 . Однако контрреволюционная "ТВО" была разгромлена лишь частично. Оставшиеся филиалы ее и вновь созданные Бейли и Тредуэллом центры длительное время действовали в Средней Азии. А шпионские диверсионные группы, как свидетельствуют материалы Национального архива Индии (фонды иностранного и политического департамента), образовали довольно густую сеть в Туркестане, Бухаре и Хиве. Сложная система вербовки и передачи информации, глубокая конспирация врагов Советской власти позволили "ТВО" определенное время вести подрывную деятельность на территории Советского Туркестана.

Бейли удалось установить связь с антисоветски настроенными элементами, предателями и изменниками, временными попутчиками революции, обосновавшимися в советских учреждениях. Подкупая и вербуя их, Бейли расширял свою разведывательную сеть, подготавливая условия для дальнейшей разведывательной и подрывной работы в Советском Туркестане.

Советские историки уже отмечали ранее, что приезд английской "миссии" в Ташкент по времени почти совпал со вступлением войск интервентов на территорию Закаспия. Это, естественно, не было случайностью. Материалы отчета Бейли еще раз подтверждают, что руководи-


24 Ibid., p. 3.

25 Ibid., p. 2. .

26 Ibid.

стр. 37

тель "миссии" систематически передавал информацию о положении в центре Советского Туркестана командующему английскими войсками генералу Маллесону. "Я полагал, - пишет Бейли, - что смогу предоставить значительную полезную информацию войскам в Закаспии, которые, как я думал, продвинутся к Ташкенту, и ожидалось, что..., когда они серьезно продвинутся, я сделаю к их приходу необходимые приготовления"27 . Таким образом, отчет Бейли еще раз подтверждает замыслы интервентов в Средней Азии, а также показывает полную согласованность деятельности и взаимную осведомленность английских разведывательных органов и интервентов в Закаспии. Так действовала в Ташкенте английская "миссия" в течение нескольких месяцев.

Уже в сентябре 1918 г. Чрезвычайная следственная комиссия ТАССР получила в свое распоряжение ряд данных, свидетельствовавших о бесспорных связях внутренней контрреволюции с "миссией" Бейли и другими агентами империализма28 . Дальнейшее пребывание Бейли в Ташкенте, как указывается в отчете, было небезопасным: "Я обсудил создавшееся положение с м-ром Тредуэллом и решил исчезнуть... Мое положение значительно отличалось от положения м-ра Тредуэлла, так как его прислали из Петрограда с надлежащими документами и, прожив несколько месяцев в Ташкенте, он был признан как официальное лицо во многих отношениях, чего нельзя было сказать обо мне. Появление британских войск в Закаспии настроило большевиков против нас, и, даже если меня не расстреляют по приказу правительства, была любая возможность того, что солдаты с фронта возьмут это дело в собственные руки. Особенно было рискованно, если бы я содержался под арестом или в тюрьме"29 .

Вскоре из Москвы поступило распоряжение о немедленном аресте Бейли. "Я исчез, как и намечал, предварительно уничтожив свои бумаги и спрятав свои наиболее ценные небольшие вещи", - говорится в отчете30 . Оказавшись в подполье, Бейли направил свое внимание на то, "чтобы вступить в контакт с генералом Кондратовичем, который также "прятался, и вместе с ним отправиться в Фергану повидать Иргаша... Скрываясь, я связался с генералом Кондратовичем и договорился присоединиться к нему в хижине в горах, но мы решили не ехать вместе; мы посчитали, что для меня лучше будет оставаться в Ташкенте неделю или две, когда меня не будут уже искать так рьяно. Я покинул Ташкент около 5-го ноября, надев австрийскую форму, и присоединился к генералу Кондратовичу 8-го ноября. Я сказал ему, что хочу отправиться в Фергану, и на следующий день [9] мы послали двух человек разведать дорогу и посмотреть, можно ли пройти и когда Иргаш сможет принять нас... Я ожидал, что буду часто связываться с м- ром Тредуэллом, но посланные нами люди вернулись ни с чем. Тогда я решил возвратиться в Ташкент и укрыться там, откуда мне было бы легче посылать и получать известия [имелась в виду связь с Тредуэллом, а также с англичанами в Закаспии и Кашгаре и с контрреволюционерами в Туркестане. - К. Г.], а также сделать все другие приготовления, чтобы попасть в Фергану"31 .

Скрывавшийся в горах Бейли был заинтересован в обмене информацией с американским консулом и в координации совместной англоамериканской шпионской деятельности. Бейли, однако, не удалось попасть ни в Ташкент к Тредуэллу, ни в Фергану к Иргашу. Тем не менее он активно продолжал свою антисоветскую деятельность, готовил туркестанскую контрреволюцию к мятежу. В январе 1919 г. в Ташкенте про-


27 Ibid., p. 1.

28 А. И. Зевелев. Указ. соч., стр. 148 - 149

29 F. Bailey. Report of the Kashgar Mission, p. 4.

30 Ibid., p. 5.

31 Ibid., p. 3.

стр. 38

изошло восстание, организованное англо-американскими шпионами с помощью белогвардейцев и буржуазных националистов, имевшее целью свергнуть Советскую власть и открыть закаспийским белогвардейцам и английским интервентам путь в глубь Советской России. Усилиями рабочих отрядов и подразделений гарнизона мятеж был разгромлен. Планы английских интервентов и местных контрреволюционеров рухнули.

В своем отчете Бейли пытался определить причины поражения заговорщиков. Он игнорирует тот факт, что местные трудящиеся решительно поддержали Советскую власть; что на ее защиту встали как русские, так и узбеки; что рабочие Ташкента и солдаты гарнизона сплотились вокруг партии большевиков. Бейли сетует на отсутствие "какой- либо координации между различными силами, борющимися против большевиков. Туркестанская республика должна была защищать себя на четырех фронтах: на Оренбургской железной дороге, в Семиречье, Фергане и Закаспии, не считая опасности восстания в самом Ташкенте. Если бы все эти четыре фронта действовали сообща и в тс? же время было организовано восстание в Ташкенте, то появились бы хорошие виды на успех". Далее он пишет, что "эту координацию нельзя было наладить прямо из Ташкента из-за того, что невозможно было связаться с различными силами, но ее можно было организовать извне республики"32 . Предложения Бейли, как известно, были учтены его хозяевами. Помощь контрреволюционерам, "координация" их деятельности осуществлялись впоследствии британскими империалистическими кругами главным образом из-за пределов Советского Туркестана.

Тайно возвратившись в Ташкент 14 февраля 1919 г., Бейли совместно с Тредуэллом продолжал подрывную деятельность, собирал шпионскую информацию, пытался содействовать контрреволюционным организациям. В марте войска английских интервентов вынуждены были покинуть пределы Советского Туркестана. За восемь месяцев пребывания в Закаспии (август 1918 - март 1919 г.) оккупанты показали себя настоящими душителями свободы народов Средней Азии. Они чинили жестокую расправу над активными борцами за Советскую власть" истребляли дехкан, рабочих- коммунистов, разграбили и сожгли г. Теджен, полностью уничтожив его население. Оккупанты не щадили ни стариков, ни детей. Они спровоцировали массовые убийства в Казанджике, Кызыл-Арвате и других городах Закаспия. На английском командовании лежит ответственность за зверскую расправу на территории Туркестана над 26 бакинскими комиссарами. Командование английских войск не останавливалось перед насильственным вывозом жителей Закаспия в Индию33 .

Уход английских войск в марте 1919 г. из Закаспийской области под натиском Красной Армии и всего революционного народа означал крушение планов английских интервентов. Последние в этих условиях сделали ставку на внутреннюю реакцию, подкармливаемую империалистами, и на действия своей агентуры. Кроме того, как явствует из отчета, английские интервенты надеялись в скором времени снова вторгнуться на территорию Средней Азии. В "Миссии в Ташкент" Бейли пишет, что в октябре 1918 г. он бежал в Бухару. То же утверждается и в некоторых работах по истории Узбекистана. Из отчета Бейли мы впервые получаем точные сведения о переходе его на нелегальное положение и дальнейшей деятельности на территории Туркестанской республики. С января по февраль 1919 г. Бейли находился в селе Троицком под видом пленного австрийца34 , а 14 февраля вернулся в Ташкент.


32 Ibid., p. 4.

33 Р. А. Тузмухамедов. Указ. соч., стр. 104.

34 F. Bailey. Report of the Kashgar Mission, p. 7.

стр. 39

В отчете он пишет: "С февраля 1919 г., когда я вернулся в Ташкент, и до весны было совершенно невозможно уехать из города из-за того, что искали людей, которые принимали участие в январском восстании (автор имеет в виду антисоветский мятеж 19 - 21 января 1919 г. - К. Г.). За всеми дорогами велось наблюдение, и многие были пойманы. Все это время я надеялся получить новости из Кашгара или Мешхеда, но ничего не поступило. В августе 1919 г. я услышал, что в марте для меня было послано сообщение из Мешхеда, но оно так и не попало ко мне. Я верил, что британские силы в Закаспии будут продвигаться. Для меня будет и полезно и безопасно оставаться в Ташкенте, пока они прибудут. Я также надеялся послать известия, которые были бы полезными...".

Считаем целесообразным привести отрывки из приложения к отчету Бейли, составленного им же. Они содержат неизвестные ранее сведения о пребывании Бейли в Ташкенте и в Бухаре в 1919 году. В приложении говорится: "В августе [1919 г.] я встретился с лейтенантом Мандичем, военнопленным из Австро-Венгрии, который в октябре 1918 г. предупредил меня о грозившем мне в то время аресте. Он помог мне поступить на работу в военное ведомство по надзору в качестве тайного агента. Предполагалось, что я буду выступать в роли албанца, который примкнул к группе австро-венгерских военнопленных в Одессе в 1915 году. Мы выбрали эту национальность потому, что никто в Ташкенте не умел говорить по-албански. В то время был намечен план, согласно которому меня должны были послать на Кашгарскую границу с отрядом войск, предназначенных для Памирского гарнизона, и я устроил так, что мне дали приказ сопровождать их. Однако это распоряжение пришлось отменить, потому что дороги подвергались постоянным нападениям со стороны разбойников и врагов - большевиков; поэтому мне было приказано направиться в Каган [Новая Бухара], чтобы расспросить там об английских офицерах, которые, как предполагалось, находились в городе. В то же время лейтенанту Мандичу было приказано направиться в Каган в качестве командующего военным ведомством по надзору. С его помощью я надеялся добиться приказа о назначении в пункт, находившийся недалеко от границы с Персией, откуда я надеялся бежать, а в случае неудачи - перейти из Бухары в Мешхед через пустыню. Мой план был тщательно продуман с тем, чтобы никто в Бухаре, за исключением одного известного лица, которому я прежде направлял секретные письма из Ташкента, не знал, кто я есть на самом деле.

Я прибыл в город Бухару 19 октября 1919 г., но мой план полностью провалился, потому что, когда я представился этому человеку, он совершенно потерял голову: подумал, что я - большевистский шпион. Впоследствии я узнал, что в середине ноября генерал Маллесон посылал ко мне своих людей, и я уверен, что с ними мне были направлены распоряжения. Я был лишен возможности отправить сообщения из Ташкента, но, находясь в Бухаре, я имел постоянную связь с Ташкентом и мог всегда посылать доверенных лиц через пустыню в Мешхед, а иногда они могли пользоваться железнодорожным транспортом для поездок в Ашхабад. Я уже совсем приготовился остаться в Бухаре и был уверен, что смог бы регулярно досылать сведения из Ташкента и пересылать их в Мешхед. Единственно важным было то, что власти в Бухаре помогали мне, обеспечивая мою безопасность, и предоставляли мне для жилья квартиры, которые не привлекали бы внимания. Если бы большевики когда-либо узнали о том, что я нахожусь в Бухаре, они могли бы повлиять на эмира, чтобы он выдал меня, хотя это поставило бы его в весьма неловкое положение... Мой хозяин, Хайдар Ходжа Мирбадалев, прослуживший около сорока лет в русском резидентстве, был очень любезен по отношению ко мне".

стр. 40

Бейли продолжает: "Выяснилось, что большевики в Кагане не знали, что я нахожусь в Бухаре. Однако во время моего пребывания в Персии я встретил австрийских военнопленных, бежавших в декабре из Туркестана; они сообщили мне: стало известно о том, что лейтенант Мандич скрылся из Ташкента, однако никто не подозревал, что я бежал вместе с ним. В Бухаре я нашел двух военнослужащих сержантского состава из разведки, которых я встречал в Кашгаре и которых направили из Мешхеда со стрелковыми частями для эмира. Эти люди были чрезвычайно полезными для меня: они могли установить мою личность, доказав, что я действительно английский офицер, в чем позволили себе сомневаться власти в Бухаре, несмотря на то, что генерал Маллесон предупредил их о моем прибытии"35 .

Бейли решил тайно перейти границу. Перед бегством он разыскал "попутчиков", подобрав небольшую группу, в состав которой вошли английские разведчики и разное белогвардейское отребье. В ночь с 18 на 19 декабря 1919 г. под покровом темноты он со своими спутниками покинул Бухару36 : "Из Наурузабада, где мы пересекли границу с Персией, мы направились в Сарахс, губернатор которого принял меня, как гостя. Отсюда мы смогли за четыре дня добраться до Мешхеда..."37 . Так заканчивает свой отчет Бейли.

Советская власть в Средней Азии утвердилась и окрепла в ожесточенной борьбе возглавленных Коммунистической партией народных масс против многочисленных внутренних и внешних врагов, главными вдохновителями которых был международный империализм. Уход английских войск из пределов Советского Туркестана и бегство главы "миссии" Бейли явились одним из результатов укрепления Советской власти, роста ее авторитета среди широких кругов трудового народа. В 1920 г. белогвардейско- националистические банды и иностранные интервенты были разгромлены и изгнаны. Трудящиеся Советского Туркестана получили возможность вплотную приступить к мирному строительству, к восстановлению народного хозяйства, к ликвидации колониального наследия феодально-патриархальных отношений, к социально- экономическому упрочению Советской власти.


35 Ibid., p. 8.

36 Ibid., p. 3.

37 Ibid., p. 9.

Orphus

© lib.uz

Постоянный адрес данной публикации:

http://lib.uz/m/articles/view/ДОКУМЕНТЫ-РАЗОБЛАЧАЮТ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Узбекистан ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://lib.uz/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

К. А. ГАФУРОВА, ДОКУМЕНТЫ РАЗОБЛАЧАЮТ // Ташкент: Цифровая библиотека Узбекистана (LIB.UZ). Дата обновления: 14.10.2017. URL: http://lib.uz/m/articles/view/ДОКУМЕНТЫ-РАЗОБЛАЧАЮТ (дата обращения: 24.06.2018).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - К. А. ГАФУРОВА:

К. А. ГАФУРОВА → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Узбекистан Онлайн
Ташкент, Узбекистан
324 просмотров рейтинг
14.10.2017 (253 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
ДИПЛОМАТИЯ РАННЕЙ ВИЗАНТИИ
Каталог: Политология 
17 часов(а) назад · от Узбекистан Онлайн
ВЕДУЩИЙ КЛАСС СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА
Каталог: Экономика 
17 часов(а) назад · от Узбекистан Онлайн
ОБРАЗ ЖИЗНИ ТУРКМЕН В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА
Каталог: Лайфстайл 
17 часов(а) назад · от Узбекистан Онлайн
Миллиарды звезд, миллиарды цивилизаций.
Каталог: Астрономия 
58 дней(я) назад · от boris umarov
Electric current this ordered driving of electric particles, but not electrons.
Каталог: Физика 
60 дней(я) назад · от boris umarov
Электрический ток, это упорядоченное движение электрических частиц, а не электронов.
Каталог: Физика 
61 дней(я) назад · от boris umarov
Скорость звука не меняется относительно наблюдателя, при его встречном или попутном движении. Скорость света не меняется относительно ракеты, при ее встречном или попутном движении.
Каталог: Физика 
64 дней(я) назад · от boris umarov
The acoustic speed does not change concerning the observer, at his oncoming or passing traffic. Light velocity does not change concerning a rocket, at its oncoming or passing traffic. Скорость звука не меняется относительно наблюдателя, при его встречном или попутном движении. Скорость света не меняется относительно ракеты, при ее встречном или попутном движении.
Каталог: Физика 
65 дней(я) назад · от boris umarov
Микроволновый фон или эфир, состоит из микроэлементарных частичек реликтов и фононов (эфиронов) и обладает свойствами подобными свойствам газовой среды, т.е. плотностью, молекулярным весом, газовой постоянной, теплоемкостью, подчиняются законам кинетической теории газов и т.д.
Каталог: Физика 
71 дней(я) назад · от джан солонар
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РЕВОЛЮЦИИ 1978 г. В АФГАНИСТАНЕ
Каталог: Политология 
123 дней(я) назад · от Узбекистан Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ДОКУМЕНТЫ РАЗОБЛАЧАЮТ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Цифровая библиотека Узбекистана ® Все права защищены.
2016-2017, LIB.UZ - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK